Религии африканской диаспоры/Николай де Маттос Фрисвольд/Эшу и кимбанда: культ ночи и огня/Вводные разделы
Николай де Маттос Фрисвольд
Вводные разделы

Nicholaj de Mattos Frisvold (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Предупреждение

Рецепты магических снадобий, приведенные в этой книге, предназначены исключительно для теоретического ознакомления и могут представлять интерес лишь для антропологов, этноботаников и других ученых-исследователей. Автор и издатель не рекомендуют употреблять эти растительные смеси, какими бы невинными или, напротив, изощренными те ни казались. Мы снимаем в себя всякую ответственность за тех, кто попытается, будь то осознанно или по невежеству, применять на практике описанные здесь снадобья — потенциально ядовитые или опасные. Эти рецепты следует рассматривать всего лишь как экзотические диковинки, связанные с культом кимбанды.

 

Благословение-проклятие

Книга «Эшу и кимбанда: культ ночи и огня» посвящается настоящим мужам, исполненным чести и достоинства, — тем святым и дикарям, что ходят среди нас и по сей день, озаряя мир светом вознесения и, в то же время, пылая огнем семи преисподних. Эта книга — евангелие Сатурна, пламенеющего в сердцах всех подобных людей, будь они от крови Асклепия, Диониса или Вулкана/Гефеста. Я вручаю этот труд Королю, Королеве, их Двору и их Владыке. Это мое завещание, которое я оставляю всему миру — в надежде, что оно сослужит ему добрую службу. И за то, что мне представилась такая возможность, я благодарю своих учителей из «Огбони», «Имуле», «Бизанго» и «Санпвел» и возношу хвалу тому, кто служит мне опорой и источником силы в нашем мире таинств, — Ия Ошунколе Эйебонми Адетуту Иямиссе.

Силой и милостью Эшу Мора, пророка его и дракона в корнях его: благословение и поклон всем, достойным зваться мужами, — живым и мертвым, бессмертным и восставшим из мертвых, всем, кто с честью носит в себе и бога, и зверя! Благословенны вы! Лейте же свет благодати на все миры — ныне и присно, вовеки.

Силой всех перекрестков ночи: позор да падет на головы тех мужчин, кто воинствен сверх меры, кто поглощен лишь собой, кто труслив и кто предан гордыне, кто груб, завистлив и слеп ко всему, что лежит за пределом их мира! Ибо их мир — мир отвращенья к себе, и сердца их полны заблуждений, обмана и злобы. Но благословенны и вы (кто прочтет и узнает себя) в невежестве вашем! Я молюсь Матерям: да примут они вас в объятья свои — целиком, без остатка. Ныне и присно, вовеки.

И, как всегда, я обращаюсь с любовью и благодарностью к Питеру Грею и Алкистису Димеху — прекрасным воплощениям человеческого достоинства. Шествуйте оба от силы к силе, от изобилья — к изобилью! Ныне и присно, вовеки.

 

Предисловие

О кимбанде можно поведать немало, и в этой книге я открою все, что мне разрешено открыть, приблизившись вплотную к границе запретного. Я задумал эту книгу как своего рода завет кимбанды и откровение истин об этой традиции — в меру дозволенного духами. Я твердо убежден, что всякая традиция остается живой лишь при условии, что она открывает путь к подлинной связи с источником и духом. И эта связь должна быть настолько сильной и яркой, чтобы традиция могла оторваться от книг и сам дух открыл бы перед паломником истинную и вечно живую Книгу Природы. Когда кто-нибудь настаивает на том, что какая-то из линий кимбанды — более «подлинная» или «аутентичная», нежели прочие, проверить это можно только одним способом: дает ли она возможности для настоящей связи с духом?

Эта книга для многих станет занозой в пятке. В ней — сладостный запах трав, раскрывающий врата на все стороны света. Эта книга войдет в вашу жизнь ароматами правды, дыхания, лжи и обмана, — и так заставит вас раскрыть глаза и увидеть истину, простершуюся, как великая ось, от Полярной звезды до преисподней. Я осознаю и признаю, что все изложенное на этих страницах — моя собственная точка зрения; но при этом я утверждаю, что своим появлением на свет моя книга обязана духу, я же — всего лишь летописец легионов кимбанды. А они несут в себе силы «левой стороны», силы того, что белеет во мраке: тления и костей.

На протяжении многих лет я как исследователь и практик сталкивался со множеством различных мнений по поводу кимбанды, ее происхождения и содержания. И мнения эти были столь разнообразны, что в какой-то момент пришлось признать: само разнообразие и есть дух и огонь кимбанды — ее истинная суть. И теперь кимбанда для меня — это гнезда и гроздья змей, драконов и скорпионов, что плодятся от пламени страсти и от сернистой земли памяти и мирской жизни. Я признал многообразие направлений в рамках этого культа как свидетельство динамичности и плодовитости, присущих ему от природы. Кимбанда как будто воспроизводит апокрифическую легенду о Лилит, бежавшей на берег Красного моря и там ежедневно рождавшей сотню детей.

Окинув взором самые разнообразные подходы к пониманию кимбанды, я принял ее во всем изобилии. Не побоюсь заявить, что этот культ и традиция жила и продолжалась в загадках и обрывках знаний, приходивших и через настоящих медиумов, и через самых жестоких колдунов, и через лжецов и самозванцев: всех их было не так уж много, но все они передавали из рук в руки факел Фанеса, озаряющий мир.

Мне повезло. Я познакомился с несколькими мастерами кимбанды и прошел посвящение в этот культ несколькими различными  способами, начиная от метода, который практикуется в рамках одной семейной традиции умбандистов, и заканчивая подходом, принятым в кандомбле. На собственном опыте я столкнулся со многими расхождениями между различными школами кимбанды, но сами эти расхождения помогли мне понять ее сущностное единство: обращаясь к кимбанде, какую бы форму она ни приняла, мы всегда обращаемся к смерти, памяти и несметному изобилию духов. Наше наследие уходит в бесконечность по обеим осям креста, и, осознав это, я перестал искать «настоящую и аутентичную» кимбанду, потому что настоящая кимбанда — везде, где удается установить подлинную и действенную связь с духом; везде, где плоть и дух превращаются в огненное перекрестье, равновесие столпа и неба. Итак, в своей книге об эшу, как и в предыдущей книге, посвященной таинствам помба-жира, я исполню свой смертный долг и изложу собственные взгляды на этот поразительный и чудесный мир — во славу всех королей и генералов семи королевств эшу.

Многие считают важным указывать конкретный источник кимбанды и, в первую очередь, ссылаться на ее африканские, или даже, точнее, ангольские корни. Действительно, родословная важна: она помогает понять, кто мы такие, а иногда и отвечает на вопрос, почему мы оказались именно такими, как есть. И в этом отношении кимбанда аналогична любому другому культурному наследию. Истоки любой культуры — это память, это следы пройденного пути и накопленная мудрость. Однако всякая новая культура отличается от той, из которой она произошла, — точно так же как ребенок вырастает не точной копией своих родителей, а другим, новым человеком. Что касается кимбанды, то она выросла из латиноамериканских, африканских и европейских традиций, пересекшихся в Бразилии. Вступая в современный мир, эшу и помба-жира вынуждены приспосабливаться к новой среде обитания, преображаться и адаптироваться. Этот процесс адаптации идет не без труда, но каждый из нас рождается со своим эшу и своей помба-жира, которые идут вместе с нами по жизни, осознаем мы это или нет. Задача в том, чтобы установить между человеком и духом нерушимую связь, которая послужит для передачи истинного наследия, ибо наследие кимбанды — это ночная история человеческой души, испытания страстей и слезы пополам со смехом. Кимбанда — это картины на холсте человеческой кожи, все еще сочащейся кровью воспоминаний. Духи — самые полезные из всех помощников: благодаря той памяти, которую они хранят и понимают, мы можем повернуть зеркало, в котором созерцаем их, лицом к себе — и обрести мудрость. Разумеется, если осмелимся. Путь к мудрости, который открывают нам эшу, — это путь адского огня и серы, беспощадной честности и отваги; и злейший из наших врагов на этом пути — мы сами.

В этой книге, как и в других работах, я принимаю за мерило качества и использую как источники те материалы по кимбанде и черной магии, которые увидели свет в 40-х—70-х годах XX века, потому что, на мой взгляд, именно в них культ кимбанды находит самое живое, изящное и прекрасное свое выражение. На страницах этих источников перед нами предстает культ городских улиц; через них до нас доходят голоса медиумов, заслуживающих настоящего доверия; и, наконец, они заверяют нас, что карманник и проститутка могут обладать не меньшим достоинством и святостью, чем какой-нибудь аристократ, епископ или мудрец. Кроме того, в этих источниках мы находим подробные  описания Эшу, допускающие истолкование не только с культурно-исторической точки зрения, но и свете христианских мифов, алхимии и астрологии. И в своей книге я намереваюсь изложить все эти истолкования и всё, что мне удалось понять об Эшу и его науке.

С этой целью я буду черпать сведения и советы из книг таких мастеров, как Н.А. Молина, Алуизиу Фонтенелли и Антониу Алвиш, а также обращаться к мудрости и опыту многих тата и яя[1], с которыми мне довелось общаться за последние десять лет. Но, разумеется, все чужие материалы будут пропущены через призму моего личного опыта и окрашены моим собственным представлением о том, кто же такой этот Эшу — загадочный дух мужского начала и неукротимого стремления к победе.

Итак, эту книгу, это завещание и руководство, я вручаю в дар всем семи легионам. Да примут ее благосклонно все Короли и все Королевы, а с ними и все те духи, крещеные и некрещеные, что стоят на страже Смоковницы Ада, пылающей вечным огнем.

Saravá[2]!
Тата Сигатана
Кабула Мавамбо Нгободи Нзила

Перевод с англ. Анны Блейз



[1]
Тата (tata) — жрец в обоих смыслах этого слова: тот, кто владеет тайнами эшу и/или помба-жира, и тот, кто служит сосудом для духа. Кроме того, этим термином обозначают личного наставника (земного или духовного), а также руководителя кимбандистского храма. Яя (yaya) — тата женского пола, жрица. — Здесь и далее примечания автора, если не указано иное.

[2] Традиционное приветствие, благословение и пожелание удачи, а также мантра в афро-бразильских религиях. — Примеч. перев.

назад