Северное язычество: руны/Стивен Флауэрс/Гальдрабок/Приложение В. Языческая магия в древнеанглийских рукописях
Стивен Флауэрс
Приложение В. Языческая магия в древнеанглийских рукописях

Stephen Flowers (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Замечательную подборку магических рецептов из различных древнеанглийских рукописей приводит Дж. Стормс в своей «Англосаксонской магии»[1]. Два основных манускрипта, содержащих магические заговоры, — это так называемый «Лечебник» (MSRegius 120 XVII, середина X века) и «Лакнунга» (MSHarley 585, XI век). Оба эти текста посвящены, главным образом, лечебной магии, и многие рецепты, встречающиеся в них, переведены непосредственно из греческих и латинских рукописей. Но в них обоих, а особенно в «Лакнунге», обнаруживается и немало магических методов германского происхождения.

Кроме того, существует еще около двадцати других рукописей, содержащих древнеанглийские магические рецепты. Из-за исключительно сильных иноземных влияний, которые испытала англосаксонская культура, упоминания о божествах германского языческого пантеона в этих манускриптах редки. В качестве примера древнеанглийской магической процедуры мы представим здесь один из самых интересных с компаративистской точки зрения рецепт из «Лакнунги» — «Заговор девяти трав», предназначенный от укусов змей.

Помни, полынь, о том, что ты возвестила,
о том, что явила ты в «Откровенье великом» (Regenmelde).
Уна — имя твое, старейшая из растений,
сильная против трех и тридцати супротив,
сильная против отравы и против стрелы летучей,
сильная против злодея, что рыщет по всей земле.

Ты же, дорожный хлеб [подорожник], ты же, о матерь трав,
открыта с востока ты, сильна ты внутри себя,
скрипят по тебе колесницы, по тебе королевы едут,
над тобою рыдают жены, храпят быки над тобою.
Но ты претерпела все, ты против всех устояла.
Так же стой против яда, и против стрелы летучей,
и против того злодея, что рыщет по всей земле.

«Стуне» (stune) — имя траве сей, что вырастает на камне,
Встает она против яда, встает она против боли.
«Упорной» ее называют, стоит она против отравы,
она сокрушает злодея, она изгоняет яд.
Это трава, что смело выходит на битву со змеем,
сильна она против яда и против стрелы летучей,
сильна она против злодея, что рыщет по всей земле.

Гони, ненавистник отравы, прочь великие яды,
исцели от великих и малых — тех, что уступят великим.

Помни, ромашка, о том, что ты возвестила,
о том что свершила ты когда-то при Алорфорде,
дабы уже никого хворь не лишила жизни,
если ему приготовят в пищу тебя, о ромашка.

Эту траву, что носит имя «верьюлу» (wergulu),
когда-то принес тюлень из-за хребта морского,
она — погибель для яда, а прочим она — подмога.
Она стоит против боли, воюет против отравы,
сильна она против трех и тридцати супротив,
против руки врага и против великого страха,
против чар колдовских всяких нечистых духов.

Тут и устроила так яблоня против яда,
что уж вовеки он [ядовитый змей] в доме не поселится.

Кервель и фенхель, эти двое могучих растений,
Созданы были когда-то Господом многомудрым,
святой в небесах сотворил их, когда висел на кресте он;
он разослал и отправил их по семи мирам
бедным равно и богатым, помощь всем без изъятья.

Эта девятка сильна против девятки ядов,
Крадучись червь пришел, но не сгубил никого он,
Воден взял эти стебли, девять чудесных побегов,
И от удара аспид на девять частей распался.
Сильны эти девять трав над девяткой чудесных духов,
против девятки ядов, девятки стрел перелетных,
против красного яда, против зловонного яда,
против белого яда, против пурпурного яда,
против желтого яда, против зеленого яда,
против черного яда, против синего яда,
против бурого яда, против багрового яда.
против нарыва червя, против нарыва воды,
против нарыва шипа, против нарыва репья,
против нарыва льда, против нарыва яда.
Если найдет на людей яд перелетный с востока,
с севера или с юга
с запада ли нагрянет.

Над всякой хворью — Христос.

Знаю один лишь я, где ручей протекает,
и стерегутся его девять змей ядовитых!
Да прорастут все травы порослью новых всходов,
да разойдутся моря и все соленые воды,
как из тебя этот яд выдую и развею.

Полынь, дорожный хлеб, открытый с востока, ягнячий кресс, ненавистник яда, ромашка, крапива, дикая яблоня, кервель и фенхель[2], старое мыло; истолки травы в порошок, смешай их с мылом и яблочным соком. Затем приготовь мазь на воде с золой, возьми фенхель, провари его с этой мазью и облей еевзбитым яйцом, когда будешь накладывать мазь, и до, и после. Пропой этот заговор по три раза над каждой травой, прежде чем начнешь их готовить, и над яблоком также. И этот же заговор пропой человеку в рот, и в оба уха его, и над раной, перед тем как накладывать мазь.

Перевод с англ. Анны Блейз



[1]
См.: Storms, Anglo-Saxon Magic, pp. 186—197.

[2]Ботанические названия этих девяти трав таковы: 1) полынь обыкновенная(artemisia vulgaris), подорожник (plantago major); 3) stune (?), он же«ягнячий кресс», — сердечник шершавый(cardamine hirsuta); 4) «ненавистник яда» — ежовник хлебный (panicum crus-galli); 5) «ромашка» — пупавка собачья(anthemis cotula); wergulu (?) — крапива двудомная (urtica dioica); 6) дикая яблоня— дерево рода Pyrus; 8) кервель ажурный (anthriscus cerefolium); 9) фенхель обыкновенный (foeniculum vulgare).

назад