Северное язычество: руны/Разные авторы/Руны Старшего футарка: первый атт/Вуньо
Разные авторы
Вуньо

Авторы: Эдред Торссон, Фрейя Асвинн, Галина Красскова, Рейвен Кальдера, Ян Фриз, Квельдульф Гундарссон, Кеназ Филан.

Edred Thorsson (c)
Freya Aswynn (c)
Galina Krasskova (c)

Raven Kaldera (c)
Jan Fries (c)
Kveldulf Gundarsson (c)

Kenaz Filan (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

 


Толкования Эдреда Торссона

1. Из книги "Футарк: учебник рунической магии"

Названия:

Протогерм.: wunjo (Вуньо: радость)
Готск.: winja (Винья: пастбище)
Др.-англ.: wynn (Винн/Вюнн: радость, наслаждение)
Др.-сканд.: vend (Венд [название руны]: радость, надежда [в младшем футарке отсутствует])
Варианты начертания:
Фонетическое соответствие: w.
Эзотерическое толкование названия: взаимоотношения между сущностями, происходящими из одного и того же источника.
Идеографические толкования: знамя рода/племени или флюгер.

Комментарий

W-руна — это коренная сила влечения, которое испытывают друг к другу родственные сущности (духи), то есть духи, произошедшие из общего источника. Такие сущности связаны друг с другом в органическое целое, проявленное в человеческом мире как род или племя. Древнегерманское общество было «родоцентричным», поскольку сильный и верный традициям род служил наилучшей защитой как от внешних противников, так и от внутренних тоталитарных тенденций. Заботясь в первую очередь о чести и целостности рода, индивид тем самым поддерживал собственную свободу.

Wunjo — это тайна гармоничного сосуществования разнообразных, но родственных друг другу сил. В контексте родовой общины это источник наивысшей радости, доступной человеку. Когда все члены клана сотрудничают друг с другом в гармонии и при этом естественно вписываются в окружающую среду, это подлинно священное состояние.

Сила W-руны укрепляет узы товарищества и дружбы между братьями и сестрами — одну из важнейших опор родовых и профессиональных сообществ.

Как энергия, связывающая воедино различные силовые поля, wunjoсовершенно незаменима в рунической магии. При помощи этой энергии витки может соединить несколько рун в целостную и гармоничную силу, направленную на достижение конкретного результата.

Ключевые слова:

Гармония
Благополучие
Товарищество
Соединение

Гальдр:

wunjo wunjo wunjo
wu wa wi we wo
wun wan win wen won
wo we wi wa wu
wwwuuuunnnnn

Стадха 

 

Стоя прямо, сомкнуть пятки. Приложить к темени кончики пальцев левой руки. Правую руку вытянуть вниз и прижать к боку.

Магическое применение:

1. Укрепление уз и связей.
2. Утверждение товарищества и гармонии.
3. Устранение отчужденности.
4. Счастье и благополучие.
5. Осознание взаимосвязанности всего сущего и многообразия типов отношений.
6. Объединение различных рун (например, в рунические вязи и т.д.) для достижения тех или иных целей.

 

2. Из книги "Руническая традиция: учебник эзотерической рунологии".

W-руна — это гармонизация компонентов или сущностей одного происхождения (принадлежащих к одному народу, племени, роду или семье), а также магическая способность распознавать скрытые связи между родственными сущностями. Вуньо описывает то внутреннее, субъективное чувство, которое мы испытываем в состоянии внутренней и внешней гармонии — гармонии с собой и с окружающим миром. Это активная, волевая гармония, направленная на достижение определенных эволюционных целей. Вуньо объединяет различные, но родственные друг другу силы и/или сущности ради достижения некоей общей цели. Поэтому таинство W-руны управляет процессом создания рунических вязей.

В древнеанглийской рунической поэме приводятся конкретные указания о том, как добиться такой радости-Вуньо. Мы узнаём, что для этого рунестер должен отмежеваться от большинства всевозможных горестей (но малая их толика все же должна остаться при нем), а также овладеть тремя вещами: 1) др.-англ. bleed («процветание», то есть приток и отток энергии); 2) blyss («блаженство», то есть чувство осмысленности и радости жизни) и 3) byrg geniht («надежная ограда», то есть надежное пристанище души). Иными словами, необходимо обрести дыхание жизни, психологическое чувство осмысленности и здоровое тело — но сперва избавиться от негативных влияний, препятствующих сосредоточенной работе.

Радость-Вуньо приходит еще и тогда, когда рунестеру удается добиться подобного объединения сил в объективном мире, связав их воедино и направив на исполнение своей воли.


Толкование Фрейи Асвинн

Из книги "Руны и мистерии северных народов"

Традиционное значение: совершенство.

Из богов этой руне соответствует, прежде всего, Водан. Кроме того, одна малоизвестная магическая традиция, восходящая к англосаксонским источникам, связывает эту руну с богом Уллем — или, в древнеанглийском варианте, Вульдором.

Другие рунические мастера обычно переводят «Вуньо» как «радость» или «пастбище». Ассоциации с радостью, очевидно, объясняются сходством названия этой руны с современным немецким словом Wonne, которое, возможно, и в самом деле родственно общегерманскому Wunjo. Такая интерпретация имеет некоторое право на существование, но для того, чтобы глубже проникнуть в смысл этой руны, следует вначале рассмотреть исконное значение слова Wunjo. Согласно знаменитому филологу Якобу Гримму, в древнейшем из известных нам германских языков это слово означает «совершенство».

Во всех языческих традициях боги считаются отчасти добрыми, а отчасти — злыми, точь-в-точь, как мы, люди, с той лишь поправкой, что все качества, присущие богам, представляются более грандиозными.

Вуньо в своей одинической ипостаси более благотворна, нежели можно было бы предположить на основе характеристики Одина в эддах, христианские составители которых обычно изображали этого бога разжигателем раздоров и злым колдуном.

Вуньо заключает в себе все прекрасные и привлекательные качества Одина/Водана. Одно из прозваний Одина — Оски, что означает «исполнитель желаний». В немецкой традиции этому понятию соответствует слово Wunsch, значение которого со временем сузилось: сейчас оно означает просто «желание». И немецкое Wunsch («желание»), и соответствующие ему по смыслу английское wish и голландское wens восходят к древнегерманскому Wunjo — «совершенство». Но в более эзотерическом смысле их следует понимать как желание приблизиться к этому совершенству. И хотя в действительности совершенство недостижимо, оно остаётся идеалом, к которому мы не устаём стремиться. Водан считался также подателем всевозможных благ и, в том числе, плодородия. В этой ипостаси его почитали в глубокой древности материковые германские племена, от чьих обычаев почти ничего не дошло до эпохи викингов, когда Одина стали чтить как бога войны, предав забвению его древнейшие атрибуты.

Пережитки культа Одина как подателя благ и исполнителя желаний сохранились в Голландии, Германии и некоторых других странах в форме праздника святого Николая, который отмечают 6 декабря. Вплоть до недавнего времени в Голландии и других местах это был самый популярный праздник в году; особенно его любили дети. Наряду с Рождеством и Пасхой, это ещё один пример того, как христианская церковь заимствовала свои традиции из язычества и даже превращала языческих богов в христианских святых.

В обрядах и верованиях, связанных с этим праздником, милостивые и благотворные черты Водана проявляются особенно ярко. Детям говорят, что в этот день святой Николай разъезжает по крышам домов, бросая в дымоходы подарки для тех детей, которые в минувшем году вели себя хорошо. Тем же, кто вёл себя плохо, он приносит связки берёзовых прутьев — розги для порки. А самых непослушных детей пугают святым Николаем: он, дескать, придёт, посадит тебя в мешок и унесёт.

Какое же отношение к Водану имеют все эти поверья? Самое прямое. Несмотря на некоторые различия, привнесённые христианской традицией, у святого Николая очень много общего с Воданом. Во-первых, святой Николай ездит по крышам домов верхом на сером в яблоках или белом коне. Его сопровождают слуги — два арапа; обоих зовут Zwarte Piet («Чёрный Пётр»). Кроме того, он щеголяет в красном плаще и епископской митре, а в руке у него — длинный посох. Не составляет труда отождествить эту картину с традиционным образом Водана, в сопровождении двух воронов скачущего верхом на Слейпнире, облачённого в плащ и широкополую шляпу и с дорожным посохом в руке. Святой Николай тесно ассоциируется с детьми, в связи с чем стоит задуматься о том, какие отношения связывают с детьми Водана. В старину нежеланных младенцев бросали на перекрёстках, предоставляя их в распоряжение Водана и богини Хольды, которые забирали их в свою свиту. (В наши дни дети, помещённые в детские дома, оказываются, по сути дела, в аналогичном положении, а потому, я полагаю, привлекают к себе особое внимание Водана и Хольды.) Попадая в свиту Водана, эти дети присоединялись к Дикой охоте. Остроконечная шляпа и посох вплоть до наших дней остаются атрибутами эстрадных фокусников. В голландском фольклоре фигурирует шляпа, исполняющая желания, а играющая такую же роль волшебная палочка часто встречается в сказках и мифах многих германских народов. Её совершенно справедливо отождествляют с копьём (или посохом) Водана/Одина, которое, кроме того, является фаллическим символом. Берёзовые прутья, которые святой Николай приносит непослушным детям, — это пережиток обрядов, типичных для древних праздников плодородия, которым покровительствовал Водан: жених и невеста хлестали друг друга берёзовыми прутьями, надеясь, что это поможет им быстрее зачать ребёнка. Берёза, разумеется, связана с руной Беркана, которую в сочетании с Вуньо можно использовать в магическом ритуале плодородия. Подводя итоги, повторим, что главная функция Водана в связи с руной Вуньо — это исполнение желаний.

В древнеанглийской «Песни девяти трав» упоминаются некие «славные ветви»:

Червь ползучий явился,
Но никого не убил:
Девять славных ветвей
Взявши, Водан сразил
Гада, и тот под ударом
Распался на девять частей.

Словосочетанием «славные ветви» переводится англосаксонское wuldortanas. Часть этого слова — имя Вульдор, т.е. Улль, пасынок Тора. Согласно традиции, Улль правит вместо Одина в его отсутствие; некогда он занимал очень важное положение среди богов. Но, как бы то ни было, «славные ветви» связаны с магическими операциями и с актами волеизъявления, а тот факт, что речь идёт о девяти ветвях, исчерпывающим образом связывает эти стихи с магической традицией, так как число девять в скандинавской мифологии — самое волшебное. «Славные ветви» — это, очевидно, некий набор из девяти рун. В «Речах Высокого» (140) Один говорит: «Девять песен узнал я // от сына Бёльторна, // Бестлы отца». Эти «песни» — в оригинале «песни силы» — соответствуют девяти мирам скандинавской мифологии, каждый из которых связан с одной из необратимых рун. Вполне возможно, что эти девять рун — и есть «девять славных ветвей» англосаксонской поэмы.

Не вызывает сомнений, что Вуньо — одна из самых могущественных рун. Связь её с исполнением желаний подразумевает, что сила, стоящая за этой руной, — не что иное, как сила или реализация «истинного желания», или «истинной воли» (выражаясь языком современного оккультизма). В сфере руны Турисаз эта сила остаётся всего лишь потенциалом, заключённым в подсознании. А руна Вуньо при правильном применении позволяет прикоснуться к этой силе и вывести её на уровень сознания. Пиктографически данное различие отражено в форме двух этих рун — и : от срединного положения в руне Турисаз треугольник поднимается к верхнему положению в руне Вуньо. Резонно будет заключить, что перевёрнутая Вуньо в раскладе, касающемся вопросов магии, означает, что на данный момент сила истинного желания по тем или иным причинам недоступна.

Древнеанглийское название этой руны — Wynn — соответствует современному английскому winning — «победа». Но в своём исконном значении слово wynn означало «мирный». Один, управляющий силой этой руны, проявляется в трёх ипостасях: как Один, Вили и Ве. Имя Vili (в общегерманском написании — Wili) соотносится с идеей магического использования руны Вуньо и с искусством правильной формулировки желаний или, иными словами, с применением силы магической воли. Поскольку всякая магия в своей основе есть акт волеизъявления, эта руна оказывает неоценимую помощь в достижении любых целей, в чём бы они ни заключались. Вуньо отлично сочетается с Райдо: Райдо помогает обуздать и направить волю, представленную Вуньо.

С эзотерической и духовной точки зрения Вуньо может означать радость в том случае, когда она сочетается с Гебо, символизирующей приношение личной воли в дар богам и, прежде всего, объединение нашей личной воли с волей того бога или богини, которым мы служим.


Толкования Галины Крассковой

1. Из книги: "Руны: теория и практика"

Традиционное значение: радость, совершенство.

Древнеанглийская руническая поэма:

Wenne bruceþ, ðe can weana lyt
sares and sorge and him sylfa hæfþ
blæd and blysse and eac byrga geniht.

Тот блажен, кто не знает страданий,
тревог и скорби,
кому процветанье дано, и счастье, и крепкий, надежный дом.

В древнеисландской и староновержской рунических поэмах Вуньо не описана.

Современная руническая поэма Э. Вонгвизит:

Живой
и жгучий
огненный кристалл,
свечение, пронзающее тьму,
костер, что согревает бесприютных
и прогоняет страхи, озаряя
свечой надежды самый темный путь.

Тепло его растопит лед печали,
Рассеет тени горя и унынья;
Его сиянье верною тропою
Навстречу солнцу выведет из чащи;
Его знамена в небе развернутся,
Приветствуя рассвет новорождённый.

Возрадуйтесь:
конец страданьям близок,
вот-вот уже пройдут они бесследно
и счастье им на смену поспешит.

Впечатления от руны

Эта руна может вызывать состояние, в котором человеческое сознание сливается с  божественным в страстном экстазе. В данном отношении Вуньо — руна мистиков. Ни тело, ни разум человека не способны вместить в полной мере этот экстаз — шаманский транс, восторг и даже безумие, превращающее нас в блаженных, юродивых, «божьих дурачков». Пройдя через стадию жертвы, мистик соединяется с Одином по другую сторону Древа. Он начинает осознавать и воспринимать многие реальности, времена и планы одновременно. Это дар страстной любви и единения. Это дар магии. Перед моим мысленным взором руна Вуньо всегда блестит и сверкает. Это бракосочетание нашего сердца, души и духа с возлюбленным божеством и раскрытие теменной чакры для восприятия этого дара осознания и магии, который ценнее любых земных сокровищ. Это пребывание на вершине власти, могущества и блаженства — вершине, которой мы достигаем в единении с божеством.

Писать об этой руне мне трудно, хотя я и ощущаю с ней тесную связь. Вуньо мне представляется чуть ли не парой и дополнением Гебо. Кроме того, я ассоциирую ее с теменной чакрой — точкой соединения нашего высшего Я с богами. Эта руна олицетворяет наш сокровенный дух. С ней мы уподобляемся самому Древу, пьющему соки земли (а земля здесь — это наша духовная работа и вся совокупность наших устремлений, наших стараний становиться лучше, развиваться и расти). Вуньо — это все наши магические и духовные дары. Это наш потенциал. Весь процесс, в котором мы преподносим эти дары богам, а боги принимают их и благословляют нас в ответ, — вот что такое Вуньо.

Это очень радостная руна, но радость ее исходит из осознания нашей собственной ценности — осознания, почти настолько же мощного и глубокого, как у богов. Это способность разглядеть в себе ту же магию, силу, красоту, могущество, мудрость и потенциал, какие присущи богам. Это очень красивая руна. Никакой борьбы и испытаний, как в Гебо, в ней нет: Вуньо уже прошла их. Она соблазнительна и сладостна; как и Феху, она вызывает ассоциации с одрёриром, медом поэзии, но таит в себе гораздо бóльшую глубину, силу и страсть. В сочетании с некоторыми другими рунами, например, с Манназ, Вуньо может проявляться как руна священного брака.

В негативном своем значении Вуньо — это серп, перерезающий нити, которые связывают нас богами. Магические и мистические связи с божеством — одна из важнейших тем этой руны.

Как ни странно, желание испытать весь накал эмоций и чувств, связанных с Вуньо, может помешать пережить эти чувства во всей полноте. Если вы приближаетесь к этой руне в ожидании экстаза, вы никогда не поймете ее до конца. Вуньо настигает человека спонтанно. В отличие от Гебо, требующей усилий и времени, Вуньо мгновенно переносит нас туда, где все испытания уже остались позади. Эта руна — источник нежданного вдохновения. Она как будто срывает с наших глаз повязку, и нам отчетливо и ясно открывается то, чего мы прежде видеть не могли.

У каждой руны есть своя теневая ипостась, гораздо более мрачная, чем ее значение в перевернутом виде. В случае с Вуньо это безумие, умопомешательство и превращение в законную добычу. Темная ипостась Вуньо проявляется тогда, когда экстаз перерастает в обсессию, вдохновение — в умоисступление, а радость — в упоение иллюзиями. Если положительная сторона Вуньо — это равновесие и бхакти, то отрицательная — погружение в крайности и злоупотребления.

Боги и богини, связанные с руной Вуньо:
Один (как Оски или Всеотец), Вали. Другие знатоки рун тесно связывают с Вуньо богиню Фригг (поскольку та работает с Вирдом).

Прочие ассоциации:
магия, экстаз, совершенство, власть, обладание, экстатический транс, одержимость божеством, сексуальное блаженство; безумие; веретено, копье, жезл; кунцит, лепидолит; розовато-сиреневый цвет; обручальное кольцо; мухомор
.

 

2. Из заметок в блоге

Для меня руна Вуньо — настолько глубоко личная и постижимая только на личном опыте, что перевести связанные с нею чувства и переживания на язык точных формулировок мне нелегко. Сама я могу работать с этой руной и общаться с ней, но когда возникает необходимость донести ее суть до других людей, все время кажется, что самое главное ускользает. Сколько бы я ни пыталась загнать ее в клетку слов, Вуньо всякий раз оказывается проворнее. Тем не менее, я попытаюсь описать природу этой руны настолько внятно, насколько это возможно в подобных условиях.

Обычно Вуньо определяют как руну желаний или руну радости. И оба эти проявления ей, несомненно, присущи. Важнее, однако, то, что Вуньо — это руна волшебства, магии и экстатического вдохновения. Я полностью согласна с Кеназом Филаном, который пишет: «Одно из наивысших и самых священных проявлений Вуньо —экстатическое слияние мистика с божеством». На самом деле именно так эта руна и открылась мне при первой встрече. Это самая прекрасная, самая светлая и священная ее ипостась: причащение чистейшей божественной сущности. Филан ассоциирует Вуньо с содержимым Святого Грааля, а я — с одрёриром, медом вдохновения. Это блаженство того высшего мгновения, когда даймон творчества седлает и пришпоривает нас, пуская вскачь; и в этот миг одержимости духом весь мир предстает цельным и совершенным и красота струится из нашего сердца, из наших рук и души, претворяясь в деятельное и радостное бытие. Вуньо кружится в неистовом танце вокруг бхакта, застывшего в невыразимом экстазе перед лицом своего божества. Это тот религиозный восторг, который превыше любых границ между конфессиями. Это духовный огонь, пожирающий и поглощающий мистика без остатка и дарующий самые блаженные и самые мучительные из всех наших экстатических переживаний. Это святое сияние.

Однако у Вуньо есть и более темная сторона, которую до сих пор никто еще не обсуждал открыто. Вуньо в своей негативной ипостаси — это безумие, навязчивые состояния и пагубные пристрастия. С этой стороны Вуньо проявляется в стереотипных историях о гениальных ученых или художниках, настигнутых безумием (или магах, которых погубила одержимость собственным искусством). Грань между мистицизмом и безумием, между безупречным мастерством и обсессией очень тонка. Руну Вуньо хорошо знают и любят альвы: это едва ли не главное оружие в их боевом арсенале. Темная Вуньо — это сладкий яд, однажды отведав которого, мы уже не можем остановиться и продолжаем молить о нем до последнего вздоха. В самой своей основе это руна наведенных иллюзий. Она порождает болезненные пристрастия и мании, извращая радость и наслаждение, которые несет ее же светлая ипостась. Она оскверняет любой творческий акт и превращает святое и чистое в нечто такое, для чего оно совершенно не предназначалось. Легче всего ее жертвами становятся те, кому недостает самодисциплины: недисциплинированная душа, недисциплинированное сердце и недисциплинированный разум попросту не могут не повернуть к себе Вуньо темной стороной. Чтобы противостоять ее соблазнам, необходимы самообладание и равновесие. Можно с головой нырять в океан экстаза, даруемого этой руной, и плавать вволю на его волнах, но при этом нельзя забывать, что время от времени мы должны возвращаться на берега Мидгарда, на твердую почву. Таким образом, Вуньо требует от нас гибкости и умения управлять точкой сосредоточения. (Эта руна высоко ценит сосредоточенность и великолепно работает в паре с Юр, руной футорка, отвечающей за сосредоточенное вдохновение. С таким сочетанием рун очень полезно работать ремесленникам и художникам — людям, чье призвание состоит в том, чтобы воспринимать вдохновение свыше и воплощать его в жизнь посредством своего мастерства, сосредоточенности, творческих способностей и отточенных навыков.)

Еще раз подчеркну, что для понимания этой руны необходимо помнить о ее связи с альвами. У эльфов нет этики. У них есть только эстетика и сложные правила этикета. Их существование в рамках своей культуры определяется разветвленной  системой обязательств и долгов. Об этом же следует помнить и при общении с руной Вуньо. Как и при взаимодействии с любыми другими сущностями нечеловеческой природы, ни в коем случае нельзя проецировать на нее свои ожидания и этические принципы. В ней нет ничего человеческого, и все эти человеческие умопостроения ей чужды.

В более позитивных своих проявлениях Вуньо помогает установить связь со священными силами — с теми, кто выше и больше нас. В ее переливах и шепотах слышатся отголоски нуминозного, и она может подготовить нас к непосредственному восприятию этих священных сил. Вуньо — это радость блаженного, святого безумца, которому довелось пировать с богами; вместить в себя всю полноту этой радости человеку не дано. Вуньо заливается восторженным смехом и восклицает: «Расти!» — или, подчас, просто: «Танцуй!» Это кружащийся дервиш; это миг упоения чистой силой, когда маг осознаёт, что все его труды были не напрасны, — он отточил свое искусство и достиг безупречного мастерства. Но Вуньо — это еще и порядок, совершенная структура, золотое сечение, идеально уравновешенная поэтическая строфа, математическая формула или музыкальный такт. Это все, что волнует взор и разбивает сердце своей красотой. Вуньо — это сама красота и метаморфозы, которые несет с собой созерцание прекрасного. Это сила и притягательность творческого блеска, завораживающая мастеров и гениев и до глубины души трогающая сердца зрителей и слушателей.

Кроме того, Вуньо — руна надежды: ее мерцающий огонек может вывести нас из болота и мрака «темной ночи души». Это вдохновение на всех уровнях. Не чужда этой руне и сексуальность: Вуньо манит и соблазняет, суля блаженство, не уступающее оргазму. Она умеет пробраться к нам под кожу; она потрескивает, как хворост в костре, и переливается всеми красками пламени; и, в то же время, она невероятно динамична и невероятно хитроумна в своих проявлениях. Руной Вуньо и ее дарами слишком легко опьяниться, и задача рунолога — в том, чтобы испытать всю полноту связанного с нею опыта, но не дать ей унести себя за собой, а принять этот опыт и что-то с ним сделать. Самая большая радость для этой руны — выражение экстатических переживаний, особенно в творческих областях.

Как уже было сказано, Вуньо — руны красоты, руна острого эстетического чувства. Она учит распознавать красоту во всем сущем и выражать ее в любых формах деятельности. Кроме того, это руна учтивости и такта. Развить отношения с духом этой руны очень помогают внимание к деталям и всевозможные проявления любезности, потому что все это — элементы того идеального порядка вещей, который так ценит Вуньо. Вуньо завораживает своим блеском, ускользающим от понимания, и тот, кто окружит себя этой руной, приобретет тонкую и мощную, но необъяснимую притягательность. Но следует понимать, что к внешней, поверхностной красоте эта руна отношения не имеет. Красота Вуньо — это красота внутренней истины, целостности и равновесия человека или вещи. Это красота, присущая людям, которые твердо знают себя и поддерживают открытую связь со своей личной, неповторимой истиной. Это то, о чем писал Китс: «В прекрасном — правда, в правде — красота. / Вот знания земного смысл и суть» [Джон Китс, «Ода к греческой вазе», пер. В. Микушевича. — Пер.]

Кеназ Филан отмечает, что «и Вуньо, и Турисаз олицетворяют непреодолимую проникающую силу, сметающую любые преграды. Вуньо выжигает все шлаки, отгораживающие душу от Божественного. Возвышающий душу восторг, который мы испытываем перед лицом красоты, — это признание того, что все мы ходим перед богами, и в сравнении с этим все прочее попросту меркнет». Именнотак. Это и есть самая суть Вуньо. Вуньо находит лазейки в цитадели наших эмоций, в матрице нашего сознания, в лабиринте нашей души — и пробирается в их, как Один в обличье змеи проник в потайную пещеру Гуннлёд. Эта руна кажется жидкой, но густой и тягучей, как расплавленное золото. Она хитроумна и всегда находит себе дорогу.


Толкования Рейвена Кальдеры

1. Из статьи "Дети пустоты: руны как духовные союзники"

Вуньо/Вюн: Вестница Света

Вюн явилась мне в ауре золотого сияния, как тонкая, изящная фигурка с длинными светлыми волосами. Я увидел ее как женщину, но женщину андрогинную; и у меня сложилось впечатление, что она с таким же успехом может являться в образе андрогинного мужчины, такого же стройного и утонченного. В ее огромных глазах и грациозных движениях было что-то эльфийское; и действительно, из всех миров она больше всего любит Льоссальвхейм: именно там ее обычно и можно найти. Вюн — танцовщица; иногда она держит в руке факел, заливающий все вокруг ярким светом, а иногда сама предстает подобием факела, обвитого светом, как святая Люция в христианских легендах. Когда она движется, за ней тянется светящийся шлейф, угасающий лишь постепенно. Вюн всегда улыбается — в худшие времена ее улыбка может быть немного печальной, но когда все хорошо, она буквально сияет радостью. Она несет свет во тьму и разгоняет печали. Она может вывести вас из депрессии, рассеять темные тучи и внести в вашу жизнь творческое вдохновение, игру и смех. Но если вы погружены в глубокую скорбь и не видите вокруг себя ни малейшего повода для радости, призывать Вюн бесполезно. Она быстро поймет, что принести вам свет ей не под силу, и просто исчезнет: долго удерживать внимание на чем-то одном она не способна.

2. Из статьи "Путехождение с рунами"

Вуньо, или Вюн, — Руна Света. Ее можно использовать как магический фонарь в темных местах, но не забывайте, что на свет может прийти кто угодно, в том числе — и всякие опасные твари; так что, пожалуй, полезнее научиться видеть в темноте, чем пользоваться этой руной как светильником. Из Вуньо получается хорошая вешка для Льоссальвхейма: если вам трудно отыскать этот мир, она вас туда притянет.

Чертится Вуньо указательным пальцем. Вначале проведите вертикальную линию снизу вверх, затем — наклонные, сверху вниз. Цвет этой руны — белый.


Толкование Яна Фриза

Вюн — восьмая руна древнеанглийской рунической поэмы, в скандинавских текстах отсутствующая. Это руна радости и блаженства. Индоевропейский корень *wen- («желать чего-либо, стремиться к чему-либо») встречается в таких словах, как древневерхненемецкие wunno («радость, удача, наслаждение, страсть»), wini («возлюбленный») и weniz («надежда»), древнеисландское vingjof («дружеский дар»), древнеанглийское wine («друг, защитник»), немецкое Wonne («блаженство, наслаждение»), английские to win («побеждать») и winsome («приятный, располагающий к себе»). От этого же корня происходит латинское имя Venus («Венера») и, возможно, слова vanir («ваны») и vanadis («Ванадис», титул Фрейи, богини любви).

Форма этой руны -  - не вполне понятна. Но если повернуть ее на 90° против часовой стрелки, получится поза, которую Вильгельм Райх и его последователи нередко использовали для восстановления «оргазмического рефлекса». [Этим термином в работах Райха обозначаются непроизвольные волнообразные движения тела, возникающие вслед за волной глубокого и полного дыхания. Считается, что эти рефлекторные движения позволяют вывести из организма излишек энергии, идущей на поддержание невротических симптомов. Наличие оргазмического рефлекса в системе Райха связывается со способностью переживать и проявлять сильные чувства и полностью отдаваться удовольствию. — Пер.] Когда человек лежит на спине, согнув колени, область живота и таза может свободно двигаться и вибрировать, что, в свою очередь, способствует снятию тазового мышечного панциря, блокирующего сексуальность.

Эту же вариацию руны Вюн можно истолковать и как образ соития, в котором мужчина олицетворяет землю (___), а женщина восседает на нем ( ^ ), как Госпожа наша Бабалон верхом на Звере. По каким-то неясным причинам эта вполне прозрачная символика до сих пор ускользала от внимания исследователей; впрочем, можно предположить, что свое блаженство они обретают скорее среди книг, нежели на ложе любви.


Толкование Квельдульфа Гундарссона

Из книги "Тевтонская магия"

Звук в гальдре: wwwwwwwww (глубокий жужжащий w, больше похожий на u с почти сомкнутыми губами).

Буквы: V, W.

[Радость] есть у того,
кто не ведает многих бед,
болезней и скорби,
и у того, кто сам
силен и благословен
и имеет хороший дом.

— Древнеанглийская руническая поэма

Руна Вуньо, «радость», управляет бодростью духа — достоинством, которое для тевтонского героя не менее важно, чем сила или щедрость. Способность оставаться жизнерадостным вопреки всем невзгодам считалась неотъемлемой частью отваги, как говорит о том величайший из всех тевтонских героев, Сигурд:

Смелому лучше,
чем трусу, придется
в играх валькирий;
лучше храбрец [в оригинале: glöðum er betra, «радостному лучше»],
чем разиня испуганный,
что б ни случилось
[«Старшая Эдда», «Речи Фафнира», 31, пер. А.И. Корсуна].

В ту давнюю эпоху, не в пример более опасную и трудную для физического выживания, чем нынешние времена, радость такого рода свидетельствовала о силе воли и способности стойко вынести все страдания и тяготы. Для витки это признак умения сохранять энтузиазм в работе, несмотря на все разочарования, препятствия и внутренние борения, которыми обычно сопровождается обучение магии. Вуньо — это первая руна воли как таковой и символ уравновешенной, интегрированной личности. Если вы хотите достичь цели Вуньо, не позволяйте своим страданиям и печалям занять слишком большое место в вашей жизни, но не избегайте мелких неприятностей, на которых вы научитесь, как разобраться с серьезными проблемами, если те все-таки возникнут.

Заключительная часть строфы, посвященной Вуньо в рунической поэме, особенно важна в контексте германского менталитета в целом и древнеанглийского в частности, так как англосаксы, по-видимому, смотрели на мир несколько более мрачно, нежели другие германские племена. Единственное место, в котором можно обрести счастье и братскую поддержку, — это byrg, хорошо защищенный дом. Без собственного добротного дома обычный человек обречен на страдания, как повествует о том англосаксонская элегическая поэма «Скиталец». Даже в христианских сочинениях Беды Достопочтенного самая жизнь уподобляется воробью, что впорхнул из темной неизвестности в окно пиршественного зала и, недолго понежившись в тепле и свете, вновь улетает прочь, в грозовую тьму. Стены укрепленного дома одновременно и защищают от невзгод, и даруют радость общения с родными и друзьями — единственное лекарство от одиночества, причинявшего столь ужасные муки изгою. Вуньо — руна братства и родственных уз, которые следует отличать от уз «общественного договора», относящихся к руне Гебо.

Для витки Вуньо — руна, объединяющая различные грани его личности, снимающая напряженность между ними и связывающая все стороны «я» такими же узами, как те, что соединяют между собой родичей в стенах дома. Выражение «хороший дом» в рунической поэме подразумевает, что витки никогда не отделяется полностью от своего источника силы и благодаря этому не имеет уязвимых мест, в которых он мог бы сломаться под давлением обстоятельств. А это, в свою очередь, помогает ему сохранять непоколебимый оптимизм, который и придает ему стойкость во всех испытаниях.

Вуньо используют для борьбы с отчаянием и страданиями, ослабляющими душу, — особенно с такими, которые порождены перенапряжением сил в магической работе. Эта руна очень полезна в случаях, когда необходимо привести в порядок эмоции, так как она одновременно и укрепляет, и уравновешивает личность.

Кроме того, Вуньо — хорошая руна для восстановления разорванных связей между людьми, особенно внутри семьи, а также для объединения различных коллективов. Эффективнее всего эта руна действует перед лицом общей угрозы или при наличии общей цели: она пробуждает осознание сходства между членами группы и снижает тревожность, вызванную общением с малознакомыми людьми.

В личной сфере Вуньо укрепляет отвагу и сопутствующую ей бодрость духа, повышает уверенность в себе и самооценку, а также помогает выработать устойчивое и правильное отношение к окружающему миру. С ее помощью можно располагать к себе людей и вызывать всеобщую любовь.

Во вредоносной магии Вуньо можно использовать как руну, внушающую чрезмерную самоуверенность, самодовольство или доверие и приязнь к недостойным. Она мешает врагу разобраться в ситуации и заставляет утратить осторожность. Те же свойства этой руны, которые в благотворной магии используются для борьбы с отчаянием, помогают притуплять бдительность врага и отводить от себя его подозрения, а также вселять в него влечение к такому человеку или предмету, который навлечет на него беду. Вуньо — хорошая руна для руководителей, но следует помнить, что власть лидера над его последователями можно с легкостью обратить как во благо, так и во зло. Кроме того, не надо забывать, что, привязывая к себе кого-либо магическими средствами, вы фактически превращаете этого человека в раба, а без веских на то причин это недопустимо.

В одном из своих аспектов руна Вуньо хорошо раскрывается в мифе о Бальдре. Фригг берет со всех обитателей Девяти миров (кроме одного-единственного маленького побега омелы) клятву, что они никогда не причинят вреда Бальдру, и тем самым как бы связывает их со своим сыном узами родства. Узнав, что Бальдр стал неуязвимым, боги в шутку начинают метать в него стрелы и камни, и в этой игре Локи получает шанс вложить стрелу из той самой веточки омелы в руку слепого Хёда и таким образом погубить Бальдра.

Вуньо — хорошее подспорье во врачевании, потому что она не только исцеляет сердце и разум, но и укрепляет связь между исцелением души и исцелением тела. Лучше всего она проявляет себя в предотвращении инфекционных заболеваний, укрепляя иммунную систему на всех уровня.

В ритуальной практике Вуньо управляет работой с благовониями (как воскурениями, так и маслами) — вибрационным ключом, который гармонизирует все составляющие ритуала, одновременно и защищая витки, и укрепляя его силы. Но гармонизирующее влияние этой руны относительно пассивно (в сравнении, например, с действием Турисаз), так что лучше всего использовать ее для общей настройки атмосферы или в составе рунической вязи для таува, рассчитанного на долгосрочное действие.

Из камней в сочетании с Вуньо лучше всего работают топаз (традиционный камень радости и защитник от безумия и горя) и розовый кварц, который открывает сердце, укрепляет чувство собственного достоинства и помогает научиться любить. Как показывает практика, хорошо сочетается с этой руной и кунцит — камень, открытый сравнительно недавно.


Толкование Кеназа Филана

Из заметок в блоге

Во Франции оргазм называют «маленькой смертью» — lapetitmort. Йоги проводят десятки лет в поисках самадхи — опыта растворения своего «я» в слиянии с «не-я». И как бы ни кудахтали над своей самобытностью и уникальностью, величайшие мгновения счастья мы переживаем лишь тогда, когда забываем себя. Вуньо — это и есть тот блаженный миг самозабвения, выхода за пределы нашей индивидуальной жизни, нашего тела и обстоятельств; миг полного растворения в радости.

Одно из самых высоких и священных проявлений этой руны — экстатическое слияние мистика с Божеством. Если вы готовы подняться на высоты и предложить как свадебный дар все, что у вас есть, то, быть может, вы удостоитесь подобного мистического брака. И если руна Хальк — это Святой Грааль, то руна Вуньо — это заключенный в нем напиток, священное вино, которое исцеляет человека и делает его достойным предстать перед богами. Те, кому довелось испить этого вина, клянутся, что блаженство, даруемое им, не сравнится ни с какими земными сокровищами.

Но это не значит, что Вуньо не дано испытать тем, кто еще не готов войти в Часовню Грааля. Напротив, избежатьвсвоейжизнивстречисэтойрунойпочтиневозможно. Ни бедность, ни болезни и несчастья не мешают нам время от времени находить мгновения счастья даже в кромешной тьме. Созерцание утренней зари, наслаждение остроумной беседой, удовольствие от хорошей пищи или любимой телепередачи — все это проблески Вуньо в тумане нашего повседневного существования. Многие современные философы любят рассуждать об экзистенциальной тоске и ужасе. Но на деле тяга к экзистенциальной радости в человеке не менее сильна. И Вуньо напоминает нам, что пиршество может быть не менее священным, чем аскеза, а шелка способны возвышать душу не хуже, чем вретище.

Вуньо выводит нас за пределы нашего «я». Радость, которую мы испытываем в объятиях возлюбленных и в обществе друзей; восхищение, которое пробуждает в нас вид грандиозного водопада или сияющего всеми красками закатного неба; счастье, которое приносит нам любимая работа, — все это свидетельства того, что мы тесно связаны с другими людьми, с обществом и целым миром. Вуньо напоминает нам, что мы не одиноки, что мы живем не в пустоте. Чтобы обрести радость, мы должны научиться выглядывать из себя наружу и радушно впускать в себя все то, что радует и возвышает душу.

Еще один ключ к пониманию Вуньо — сама ее форма. Очертаниями эта руна походит на Турисаз. Казалось бы, что может быть общего у руны счастья с таким суровым и беспощадным символом, как руна Шипа? Но секрет в том, что и Вуньо, и Турисаз олицетворяют непреодолимую проникающую силу, сметающую любые преграды. Вуньо выжигает все шлаки, отгораживающие душу от Божественного. Возвышающий душу восторг, который мы испытываем перед лицом красоты, — это признание того, что все мы ходим перед богами, и в сравнении с этим все прочее попросту меркнет. Когда вступает в силу Вуньо, ни для чего другого уже остается места: и прошлое, и будущее растворяются в вечном Здесь-и-Сейчас. И пусть те удовольствия, что она несет с собой, вас не обманывают: Вуньо — тоже руна требовательная и беспощадная. Те, кто идет у нее на поводу, узнают это на собственном горьком опыте. Земные наслаждения могут поглотить нашу личность точно так же, как божественный экстаз.  Но если опыт общения с богами исцеляет бесплодную землю, то пьянство и обжорство способны лишь нанести неизлечимую рану ее королю. Вуньо может стать маяком надежды, поддерживающей нас на пути даже тогда, когда ничего больше не осталось; но эта же руна подчас превращается в коварный болотный огонек, сбивающий нас с дороги. Рабская зависимость от наслаждений — это тоже оковы, пусть и золотые. Как и все руны, Вуньо по природе своей не хороша и не плоха. Она лишь приносит счастье, а уж как распорядиться этим счастьем — зависит только от нас.

Перевод с англ. Анны Блейз

назад