Северное язычество: руны/Разные авторы/Руны Старшего футарка: первый атт/Гебо
Разные авторы
Гебо

Авторы: Эдред Торссон, Фрейя Асвинн, Галина Красскова, Рейвен Кальдера, Ян Фриз, Квельдульф Гундарссон, Кеназ Филан.

Edred Thorsson (c)
Freya Aswynn (c)
Galina Krasskova (c)

Raven Kaldera (c)
Jan Fries (c)
Kveldulf Gundarsson (c)

Kenaz Filan (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

 


Толкования Эдреда Торссона

1. Из книги "Футарк: учебник рунической магии"

Названия:

Протогерм.: gebo (Гебо: дар, гостеприимство)
Готск.: giba (Гиба: дар)
Др.-англ.: gyfu (Гифу/Йиву: дар, щедрость)
Др.-сканд.: gipt (Гифт: дар, бракосочетание [в младшем футарке отсутствует])
Варианты начертания:
Фонетическое соответствие: g.
Эзотерическое толкование названия: обмен между богами и людьми.
Идеографические толкования: пересечение двух балок; взаимодействие двух сил.

Комментарий

Gebo — это руна «божества», под которым здесь надо понимать могучую, но бессознательную магическую силу, разлитую в Гиннунгагап (пустоте, насыщенной магией) до начала формирования Миров. [В древнегерманских языках, еще не испытавших христианского влияния, слово со значением «божество» (др.-сканд. godh) было среднего рода. И только впоследствии, под влиянием христианской догматики, ориентированной на божество мужского пола, род этого слова изменился на мужской. — Авт.] Это священное таинство двух (или многих) в одном.

Это даритель, процесс дарения, получатель дар и сам дар — «подлежащее, сказуемое, прямое дополнение и косвенное дополнение мультиверсума». Кроме того, эта руна частично описывает мистерию жертвоприношения как дара (в конечном счете — дара силы), врученного человечеству богами для поддержания экологии космических энергий.

Сила G-руны связывает друг с другом двух или нескольких индивидов в волевом акте, направленном на достижение некоего результата. Этот став символизирует коренную силу рунических рядов, систему формирования дружины и так далее.

В функциональном отношении у G-руны есть кое-что общее с А-руной: ее тоже можно назвать руной экстаза. Это тайна экстатической магической силы, которую витки воспринимает и хранит в себе как нуминозное знание.

Gebo заключает в себе тайну психологического соединения двух (обычно — мужчины и женщины) или нескольких человек в единый союз, творческая сила которого превосходит сумму сил его слагаемых. Это руна сексуальной магии. Германцы практиковали сексуальную магию с древнейших времен, главным образом — с целью обретения нуминозного знания и мудрости. Сигурда/Зигфрида, величайшего из германских героев, посвящает в руническую мудрость валькирия по имени Сигрдрива (Брюнхильд), и ритуал этот насыщен сексуальной символикой (а впоследствии от их союза рождается сын). Такова была традиционная разновидность сексуальной магии, в которой взаимообмен энергией проходил по оси «мужское—женское». Дополнительно свидетельство тому находится в восемнадцатом руническом заклинании из «Речей Высокого» (строфа 163):

Восемнадцатое
ни девам, ни женам
сказать не смогу я, —
один сбережет
сокровеннее тайну, —
тут песня пресеклась —
откроюсь, быть может,
только жене
иль сестре расскажу.

Gebo — руна братской или сестринской любви, а также психосексуальной силы, перетекающей во взаимообмене между двумя полюсами: от человека к человеку или от божества к божеству. В последнем случае gebo обозначает ту сексуальную жизненную силу, которая используется в магии плодородия и в шаманских практиках.

Ключевые слова:

Магическая сила
Даритель — дарение — дар — получатель дара
Экстаз
Жертвоприношение
Сексуальная магия

Гальдр:

gebo gebo gebo
gu ga gi ge go
gub gab gib geb gob
og eg ig ag ug
g a a a a f f f f f f f

Стадха 

 

Стоя прямо, широко расставить стопы, направить носки вперед и сомкнуть колени. Руки вытянуть и поднять таким образом, чтобы ладони находились в точности напротив стоп. Руки и ноги должны образовать букву X.

Магическое применение:

1. Сексуальная магия.
2. Сексуально-магическое посвящение.
3. Мистический союз.
4. Приумножение магических сил.
5. Гармония между возлюбленными и между братьями и сестрами.
6. Магическое воздействие на миры людей и богов.
7. Обретение мудрости.

 

2. Из книги "Руническая традиция: учебник эзотерической рунологии".

Эта руна символизирует Дар Одина, проявленного в триадических формах [т.е., как Один-Вили-Ве или Один-Хёнир-Лодур. — Пер.], — дары сознания, жизненного дыхания и формы. Здесь акцент стоит на принципе обмена силой: поток силы направляется из одной системы в другую, чтобы эта сила преобразилась и вернулась к своему источнику.

В рамках человеческого общества подобный обмен нагляднее всего представлен в экономической сфере — в процессе отдачи и получения, рассчитанном на цели, которые описываются рунами Феху и/или Отала. Этот обмен формирует крепкие связи внутри общества, тогда как аналогичный процесс обмена между богами и людьми наводит прочные мосты между мирами. Гебо — это руна жертвоприношения (sacerfacio— «освящения»), дароприношения богам, обязывающего их к ответному дароприношению людям. Это тайна взаимозависимости между богами и людьми. В E-руне рунестер возвысит и полностью усвоит силу этой тайны.

 — знак «магического (или алхимического) бракосочетания». В руне  (Манназ) этот процесс достигнет полного проявления, а в руне  (Дагаз) полностью перейдет во внутренний мир и в вечность. Ярчайший пример подобного магического союза обнаруживается в «Саге о Вёльсунгах», где Сигурд верхом на своем иномирном жеребце Грани (см. ) прорывается сквозь кольцо огня и поднимается на вершину горы Хиндарфьелль («Скалу Лани»), чтобы пробудить спящую валькирию Сигрдриву (или Брюнхильд). По-видимому, здесь мы имеем дело с самой архаической версией сказки о Спящей Красавице. Сигурд обменивается с валькирией ритуальными клятвами и получает от нее руническую мудрость. В этом эпизоде символически описывается соединение рунестера со своим «высшим» или «божественным» Я.

Экстаз безмятежен: это спокойное равновесие, в котором пребывают потоки жизненных сил, достигшие совершенной гармонии во внутреннем сосредоточении.


Толкование Фрейи Асвинн

Из книги "Руны и мистерии северных народов"

Традиционное значение: дар.

Из богов эта руна ассоциируется, прежде всего, с Одином, хотя некоторые исследователи соотносят её с Тором. Действительно, в отдельных своих проявлениях Гебо связана с брачными договорами и межевыми знаками — атрибутами Тора. Стихия этой руны — воздух.

Принесение и получение даров — важный элемент многих североевропейских обрядов, о чём свидетельствуют, среди прочего, следующие строки из «Речей Высокого» (39, 41-42, 44):

Не знаю радушных
и щедрых, что стали б
дары отвергать;
ни таких, что, в ответ
на подарок врученный,
подарка б не приняли.

Оружье друзьям
и одежду дари –
то тешит их взоры;
друзей одаряя,
ты дружбу крепишь,
коль судьба благосклонна.

Надобно в дружбе
верным быть другу,
одарять за подарки;
смехом на смех
пристойно ответить
и обманом - на ложь.

Если дружбу ведешь
и в друге уверен
и добра ждешь от друга,-
открывай ему душу,
дары приноси,
навещай его часто.

В этих строках перед нами раскрываются социальные обязательства, связанные с принесением даров — обычаем, широко распространённым во всей Северной Европе, как явствует из следующих стихов древнеанглийской рунической поэмы:

Щедрость — милость и честь,
Опора и слава,
Поддержка и помощь изгою,
Который лишён их.

Все эти цитаты наглядно свидетельствуют о том, что дарение было обоюдным: при вручении дара подразумевалось, что будет получен ответный дар. Таким образом, речь идёт не только о дарении, но и о принятии подарков, — иными словами, о равновесии в обмене дарами. Сама форма руны Гебо — две равновеликие скрещённые перекладины — подтверждает эту идею. В этих цитатах перечисляются различные установки и побуждения, играющие роль в процесс обмена дарами. Но везде — в том числе и в связи со «злым даром», о котором речь идёт в приведенной ниже строфе 145 из «Речей Высокого», — центральной темой остаётся сохранение равновесия. Древние скандинавы славились благородством и гостеприимством, но едва ли наш современник смог бы назвать их филантропами. Принимая дар, человек принимал на себя и определённые обязательства. Обмен дарами был делом серьёзным. Лучший пример тому — обычай, согласно которому конунг выступал «дарящим кольца», при чём подразумевалось, что воин, получивший кольцо, при необходимости пожертвует за конунга жизнью.

Приведенная выше строфа из древнеанглийской рунической поэмы указывает на то, что изгоя восстанавливали в правах, если кто-нибудь вручал ему дар. Отдарившись в ответ, изгой снова становился полноправным членом общества. На этом уровне руна Гебо представлена в самой своей прозаической функции — как закон компенсации, согласно которому всё имеет свою цену. В современном обществе слишком многие стремятся брать, не желая ничего отдавать взамен. На первый взгляд может показаться, что это сходит им с рук, но на более глубоком психологическом уровне они расплачиваются за это потерей самоуважения, а следовательно, и потерей уважения со стороны окружающих, то есть перестают быть полноправными членами социума. Это неминуемо влечёт за собой утрату хаминьи в личной жизни. Иллюстрацией к этому синдрому может служить высокий уровень преступности в современном мире: так проявляется принцип равновесия, согласно которому выгода должны равняться вложениям. На том или на ином уровне равновесный обмен энергии осуществляется неизбежно.

В практическом смысле руна Гебо связана с соглашениями, разрешениями споров, судебными процессами и соблюдением договоров. Кроме того, она символизирует обручение. Принятый в европейской традиции Х-образный знак в конце письма, обозначающий поцелуй, — это, собственно, и есть руна Гебо. Использовали её и как межевой знак. С этой руной ассоциируются такие добродетели, как гостеприимство, щедрость и способность с честью принимать и вручать дары (в большинстве случаев подарок легче вручить, чем достойно принять).

В «Речах Высокого» (145) говорится:

Хоть совсем не молись,
но не жертвуй без меры,
на дар ждут ответа;
совсем не коли,
чем без меры закалывать.

Эти стихи предостерегают против применения рун как «злого дара», в сагах именуемого «посланием». За каждое послание приходится заплатить свою цену. Энергию, задействованную в любой магической операции, необходимо так или иначе компенсировать, а поскольку всякий магический ритуал воздействует на сознание мага, то энергия, к которой мы взываем, отражается и на нас. Поэтому злоупотребление вредоносной магией может пагубно сказаться на вирде самого мага.

Понятие вирда, принятое в северной традиции, приблизительно соответствует более известному в оккультных кругах принципу кармы. Используя руну Гебо в послании, следует иметь в виду, что всякий дар обязательно возвращается к дарителю. Прежде чем отважиться на операцию вредоносной магии, тщательно всё продумайте, так как ваши действия неизбежно повлекут за собой противодействие равной силы. Это предостережение не имеет ничего общего с квазихристианским морализаторством, пустившим столь глубокие корни в некоторых других оккультных традициях. Это всего лишь техническая деталь, которую не следует упускать из виду. Нужно быть готовым принять последствия собственных действий, не поддаваясь ни чувству вины, ни раскаянию — пережиткам христианского воспитания, решительно чуждым скандинавскому этосу. Разумеется, аналогичным образом руну Гебо можно использовать и в акте благотворного дарения. Теоретически, вы должны получить за это ответный дар — в соответствии всё с тем же законом компенсации. Но на практике так происходит не всегда — точнее говоря, ответная реакция может оказаться отложенной или проявиться на ином уровне, недоступном обыденному сознанию.

В магической работе Гебо эффективно служит также для связывания нескольких рун. Общий магический принцип Гебо — примирение противодействующих сил или объединение сил, дополняющих друг друга (например, мужского и женского начал).

На эзотерическом уровне руна Гебо символизирует дары, вручённые человеку богами. В «Прорицании вёльвы» повествуется о том, как трое богов — Один, Хёнир и Лодур — увидели на морском берегу два дерева — Аска (мужское дерево) и Эмблу (женское дерево). Каждый из богов вручил этим деревьям один из даров жизни, и Аск стал первым мужчиной, а Эмбла — первой женщиной. Кроме того, руна Гебо олицетворяет ответные дары, которые человек приносит богам. Этот принцип прекрасно выражен в «Гностической мессе» Алистера Кроули: «Нет во мне ни единой части, что не от богов». Дары человека богам — это служение, верность и преданность тому, что человек считает «богами». В этом смысле Гебо ассоциируется с жертвоприношением — но отнюдь не в форме самоотречения, идею которого привнесло в северную культуру христианское учение. Гебо — это стремление добровольно приносить своё имущество, время и силы в жертву тому, что мы почитаем священным, не рассчитывая при этом ни на какую иную награду, кроме раскрытия своего потенциала. В крайнем своём проявлении это высшее самопожертвование, на которое идёт человек, отдающий жизнь за свои идеалы, в чём бы они ни заключались. На самом высоком уровне жертвенный дар превосходит и дарителя, и того, кто принимает дар. Это влечёт за собой слияние дара, дарующего и принимающего в нераздельном единстве: все преграды растворяются, из безупречной жертвы рождается мистическое единение, и «эго» человека сливается с божественным сознанием, именуемым также высшим Я. Принесение своего «я» в жертву высшему Я — центральная мистерия одинического посвящения.


Толкования Галины Крассковой

1. Из книги: "Руны: теория и практика"

Традиционное значение: дар.

Древнеанглийская руническая поэма:

Gyfu gumena byþ gleng and herenys,
wraþu and wyrþscype and wræcna gehwam
ar and ætwist, ðe byþ oþra leas.

Щедрость приносит доверье и честь — благородства основу;
дарует она опору и помощь
всем, кто сломлен судьбою и лишен всего остального.

В древнеисландской и староновержской рунических поэмах Гебо не описана.

Современная руническая поэма Э. Вонгвизит:

Две дороги скрестились, две руки пожали друг друга,
две судьбы повстречались, два рода слились воедино.
От дороги — к дороге,
от руки  — к руке,
от судьбы — к судьбе
и от рода — к роду
переходит дар драгоценный.

Ибо нет конца перекресткам,
и рука без руки бессильна,
и судьбу не прожить в одиночку,
и угаснет род затворенный.
И поэтому снова и снова
от дороги — к дороге,
от руки — к руки,
от судьбы — к судьбе
и от рода — к роду,
переходит дар драгоценный.

Впечатления от руны

Это одна из тех «эпических» рун, которые в каждом человеке проявляются особым, неповторимым образом. Гебо — долгое странствие, странствие длиною в жизнь. Это неизреченное духовное путешествие и жизненный путь каждого человека. Я говорю «неизреченное», потому что для описания этого путешествия зачастую не находится правильных слов. Например, мы можем сказать, что Один висел на Древе, но эти слова даже отдаленно не передадут истинную суть Его испытания. Гебо — это перекресток, и это невероятно мощная руна для шаманских путешествий. Когда ее используют в проклятиях, она обрушивает на голову адресата весь его Вирд: «жертва» в буквальном смысле сама проклинает себя последствиями своих дурных поступков. Гебо — это союз, основанный на клятве, договоре, сердечной привязанности и/или духовной связи. Ее можно использовать как в благотворной, так и во вредоносной магии. В области шаманских путешествий она может научить вас странствовать по иным мирам и правильно использовать орудия вашей практики. Кроме того, она указывает на присутствие богов и несет в себе дар магии и осознанности.

Посредством Оски (Одина как «Дарителя») эта руна вручает нам дар развития. Она учит находить источники энергии и использовать наши дары наилучшим возможным образом. Посредством Игга (Одина как «Ужасного») эта же руна бросает нам вызов на духовном и эмоциональном плане — вызов, связанный с нисхождением в нижний мир и напоминающий о том, как Один страдал и истекал кровью на Древе, пока руны обретали проявленную форму. Гебо — это руна динамического равновесия, которое достигается путем многочисленных поправок и компромиссов. Она помогает нам понять, какая огромная работа требуется для истинного равновесия. Добиться его раз и навсегда и сохранить в неизменности невозможно: поддержание равновесия — это вечный непрекращающийся труд, вечный изменчивый танец. И принцип дарения играет в нем важнейшую роль: чтобы снова и снова возвращаться к постоянно смещающейся точке равновесия, необходимо постоянно отдавать и получать.

Гебо тесно связана с жертвоприношением, и с кровью, и с испытанием Одина на Древе — мистическим, священным самопожертвованием шамана, благодаря которому тот обретает осознанность. На первый взгляд Гебо может показаться милой и безобидной — причем настолько, что многие не удосуживаются присмотреться к ней повнимательнее. Но на самом деле Гебо подразумевает огромные усилия и борьбу. Для сохранения равновесия требуются великая сила и самообладание. Каждый из нас вырезает Гебо во плоти собственной жизни — и окрашивает ее собственной кровью, потом и слезами. Чтобы в полной мере овладеть силой этой руны, мы должны быть готовы занять место Одина на Древе испытания.

К сфере Гебо относятся все формы взаимообмена. Обмен дарами играл важнейшую роль в культуре древнескандинавских сообществ (равно как и в культуре современного северного язычества), и в этом контексте его можно рассматривать как разновидность боевого искусства. Иногда он даже превращается в своеобразную форму насилия, и именно поэтому в «Речах Высокого» содержится предостережение: «Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры» (145). Дарение формирует крепкие узы обязательств между людьми и помогает укреплять социальные и семейные роли и связи. Дарение — это разновидность беседы. Это способ формирования, уравновешивания и преобразования социальной иерархии. Кроме того, это способ признания и подтверждения общественного статуса, власти и влияния. Вручение дара может стать и своего рода вызовом. Ввиду всего этого в древнескандинавской культуре дароприношение входило во многие публичные обряды и ритуалы. И руна Гебо, таким образом, тесно ассоциируется с иерархией, статусом и вопросами гордости и чести. Очевидно, что не все социальные связи основываются на дружеских чувствах, так что в окружении определенных рун Гебо в гадании может толковаться как предостережение. Эта руна олицетворяет все те незримые силы, которые стоят за вручением даров. [Подробнее о культурной функции даров см.: Marcel Mauss, The Gift: the Form and Reason of Exchange in Archaic Societies; Maurice Godelier, The Enigma of the Gift; T.O. Beidelman, “Agonistic Exchange: Homeric Reciprocity and the Heritage of Simmel and Mauss”. // Cultural Anthropology Magazine, Vol. 4, No. 3 (Aug., 1989), pp. 227—259. — Авт.]

Впрочем, обмен дарами может протекать и совершенно неофициально — и гораздо более радостно. Гебо может означать уравновешенные партнерские отношения и справедливый взаимообмен (как, например, в удачном брачном союзе). Обмен такого рода на всех уровнях — и социальном, и эмоциональном, и физическом, и магическом — жизненно необходим для поддержания самой ткани общественных отношений. Именно в этом ключе Гебо обычно и толкуют в наши дни, хотя это — самый «легкий», наименее требовательный из ее аспектов. Гебо — это то, что требует уплатить некую цену; это энергообмен в процессе уплаты; и это то, что уплативший названную цену получает взамен. И это понимание того, что в действительности всякий дар — вещь опасная.

Боги и богини, связанные с руной Гебо:
Оски, Игг и Хангагод (различные ипостаси Одина).

Прочие ассоциации:
ветер, земля, ясень, тис, Иггдрасиль, жертвоприношение (и, в том числе, жертва, которую Один принес на Древе), обмен дарами, дар любви/дружбы, Дикая Охота, ставролит, сугилит
.

 

2. Из заметок в блоге

Гебо — руна дарения. Она описывает все механизмы дароприношения, все механизмы обмена. Она олицетворяет те незримые связи обязательств, долга и взаимности, которые неизбежно возникают при обмене дарами, — равно как и ожидания, которые даритель возлагает на одáренного. Гебо — непрерывный процесс, начинающийся с первого же мгновения обмена, и все последствия этого процесса. Это формирование плотной сети взаимосвязей, основанной на постоянном обмене.

И жертва, которую Один принес сам себе на Древе, и Его решение отдать Мимиру свой глаз за право испить из источника мудрости, — это Гебо в действии. Из всех рун именно эта нагляднее всего выражает важнейший принцип северного оккультизма и Северной традиции в целом: «Ничто не дается даром». Бесплатного сыра не бывает, даже когда нам кажется, что это не так… вернее, особенно тогда, когда нам это кажется.

Один мой знакомый преподаватель по антропологии охарактеризовал процесс дарения как разновидность боевого искусства. Дарение позволяет выстраивать иерархические отношения, взыскивать ожидаемые блага, вводить в ту или иную группу новых членов или исключать из нее тех, кто не оправдал групповых ожиданий. Эта тема глубоко рассматривается в замечательном эссе Марселя Мосса — «Очерк о даре».

Кеназ Филан связывает Гебо со сбором дани. И он совершенно прав. В этой руне есть и такой смысл, хотя многие современные толкователи рун упускают его из виду. Как руна дани Гебо олицетворяет формализованную иерархию обмена, служащую опорой социума на очень глубоком уровне. Это руна ответственности и обязательств, естественным образом вытекающих из этой иерархии. Это военный вождь, взимающий со своих подданных дань натурой или хозяйственными работами, но, в то же время, обеспечивающий им средства существования и безопасность. Это маг-наставник, который держит своего ученика в ежовых рукавицах, но, в то же время без колебаний и отговорок защищает его грудью от любой опасности. Обе стороны досконально соблюдают священный договор, и если кто-то из них нарушит слово, вирд его отяготится огромным долгом.

Фактически, Гебо можно рассматривать как руну договорного права. Она тесно связана с договоренностями и торговлей: «Я хотел бы получить это, а взамен готов отдать то-то и то-то»; «У меня есть то-то и то-то, но для того, чтобы владеть этим и дальше, я должен что-то отдать». Гебо относится к переговорам, предваряющим соглашение, и самому соглашению, и к окончательному обмену в соответствии с этой договоренностью. Это руна описывает весь процесс формирования и исполнения взаимных обязательств. А вследствие своей связи с дарением и обменом она ассоциируется еще и с жертвоприношением (как правило, в магическом или религиозном контексте).

Всякий раз, как я задумываюсь или начинаю писать о Гебо, мне на ум приходят одни и те же слова: обязательства, обмен, взаимность и так далее… а еще — политика. Эта руна никогда не действует в одиночку. Она определяет взаимодействие на всех уровнях и потому политика в ее работе чрезвычайно важна: Гебо учит нас лавировать и тщательно взвешивать каждый наш поступок с точки зрения обмена энергиями. В этом ее суть. Эти слова, эти понятия лежат в самой основе ее смысла.

В гадании Гебо обозначает перекресток, на котором совершается обмен. Она может подсказать, уравновешен ваш вирд или нет; платите ли вы по счетам, как подобает, или за вами числятся долги. В магии рун, да и в Северной традиции в целом к долгам не следует относиться легкомысленно: накапливать их — занятие весьма неразумное.

 

3. Гебо

Вот цена, которую Он заплатил
за то, чем Он стал:
часть Его навсегда останется там
и будет висеть, качаясь, дрожа и крича,
истекая кровью,

высоко над землей,
в ветвях Мирового Древа,
а оно беспощадно
и искусно во многом таком,
что неведомо смертным.

Часть Его и поныне висит на Древе,
ибо тот, кто однажды взошел, уже не покинет
паутины ветвей, лабиринта великих загадок,
что записаны кровью и врезаны в плоть
вековечной коры:
это тайный язык,
его не найдешь в словарях
и не выучишь в школе.

Строй наречья того открывается нам
через ужас, страданья и жертвы,
в сотнях тысяч кошмаров,
побежденных одною отвагой.
Корни слов его скрыты глубоко
в сомненьях, преградах и черном унынье —
пробирных камнях, открывающих правду о том,
на что мы пригодны.

И всё же,
однажды вкусив его,
жаждешь снова и снова,
и ритмы его продолжают плясать без оглядки
в душе пробужденной,
как пламя в крови,
призывая экстаз вдохновенья,
в котором единственный вздох
порождает и губит миры,
и творит человека,
и могучей волною идет,
за собой оставляя осколки безумья.

Красный сок под корою его —
добровольно пролитая кровь
священных безумцев и алчущих знанья,
слишком поздно узнавших,
какою ценой им платить за свою одержимость.

Но прекрасно и дивно —
слышать их голоса
в песнопеньях, молитвах и воплях,
в голосах этой бритвенно-острой листвы
беспощадного Древа Миров,
что питается силою жертвы.

Прекрасно и дивно —
знать, что жертва Ему
никогда
не бывает напрасной.

 

4. Статья Галины Крассковой и Фуэнсанты Арисменди

X— Гебо, Гифу

Пожалуй, удача Андвари точнее всего описывается как Гебо в действии. Это, судя по всему, довольно редко встречающаяся разновидность удачи, требующая от человека безупречности. В основе ее лежит понимание того, что принадлежит вам по праву, а что досталось лишь по случайности, — и уважительное отношение к тому и другому. У носителей удачи Андвари развиваются совершенно особые отношения с деньгами, ответственностью и ресурсами. В космологии Северной традиции удача обусловлена причинно-следственными связями, ответственностью и равновесием между получением и отдачей. Она непосредственно определяется состоянием нашего вирда, поступками наших предков и чертами нашего собственного характера.

К удаче Андвари все это относится еще в большей степени. Если вы будете совершать поступки, направленные только лишь на накопление удачи такого рода, ее не прибудет ни капли. Удачи Андвари копится благодаря поступкам, которые вы совершаете потому, что они верны и достойны, — поступкам, воздержание от которых равнозначно вопиющей несправедливости или явному злу. Кроме того, эта разновидность удачи требует осознавать, что деньги и ресурсы, как и сама удача, — это не стоячий пруд, а поток. Удача Андвари основывается на правильных поступках, правильных отношениях, уважении к правильным ценностям и осознанности.

Мы привыкли думать о деньгах как о чем-то конечном: у вас есть десять долларов — и всё. Но эти десять долларов могут превратиться в подарок для близкого человека или в пищу для голодного. Они могут расти, развиваться и изменяться. Если деньги перестают расти и перетекать из одного состояния в другое, удача Андвари выворачивается наизнанку и превращается в «удачу» Фафнира — алчность, скаредность, одержимость материальными благами и застой. Богатство Фафнира не развивается — и, следовательно, гниет. Удача Андвари тоже подразумевает любовь к деньгам, но не такую, при которой человек трясется над каждой монетой или постоянно копит, чтобы не отстать от соседей. Если вы хотите обрести удачу Андвари, деньги надо любить так, как вы любили бы друга, — и давать им свободу, чтобы они могли расти и развиваться.

Для этого рода удачи необходимо признать, что над своим богатством вы властны ничуть не более, чем над людьми, с которыми вы дружите. Необходимо признать, что часть ваших денег действительно принадлежит вам, но по отношению к другой части вы — лишь хранитель, и ваша задача — помочь этим деньгам добраться до места их назначения. Много у вас средств или не очень, — все равно, какая-то часть их вам не принадлежит, даже если вам едва хватает на пропитание. Сколь бы ни были ограничены ваши ресурсы, всегда можно найти, чем поделиться с другими, — пусть это будут и не деньги, а всего лишь вежливая улыбка. В этом — суть круговорота ресурсов.

Как уже было сказано, необходимо отдавать себе отчет, какие из ваших ресурсов достались вам случайно, а какие — принадлежат вам по праву. Кроме того, необходимо использовать ресурсы экономно: складывать лишнюю мелочь в копилку, а не оставлять валяться где попало (не ради накопительства, а просто из уважения к монеткам), выключать за собой свет (памятуя не только о счетах за электричество, но и о том, что природные ресурсы не бесконечны и тратить их впустую нехорошо) и так далее. Короче говоря, необходимо ежедневно и постоянно, в каждом своем поступке, поддерживать известную степень осознанности.

Удачу такого рода можно получить в наследство от предков или от самого Андвари, обратившись к нему с искренней просьбой о наставничестве и помощи. Но при этом на вас будут наложены определенные гейсы, или табу. Вам придется выполнять определенные обязательства, связанные с осознанной ответственностью за все свои ресурсы и способы их использования. В сказке о том, как Локи украл у асов деньги и отправился к Андвари, чтобы тот изготовил ему чудесный браслет — свадебный подарок для Сигюн, Андвари не принял деньги, потому что они не принадлежали Локи и тот не имел права ими распоряжаться. За свою работу Андвари потребовал (и получил) от Локи услуги другого рода — принадлежавшие тому в полной мере и гораздо более ценные и для Андвари, и для самого Локи, чем краденые деньги.

И, наконец, самое главное: одновременно служить и Андвари, и переменчивым и легкомысленным богам удачи, наподобие римской Фортуны, невозможно. Пытаясь усидеть на этих двух стульях, в итоге вы останетесь ни с чем. Эти два типа божеств могут уважать друг друга, но на практике они друг с другом совершенно не сочетаются. Они попросту не смешиваются — как вода и масло. Тем из вас, кто благословлён удачей Фортуны или, как ее еще называют удачей Трикстера, следует помнить, что это — великий дар, достойный почтения. Для тех же, кто наделен удачей Андвари или стремится обрести ее, одно из основных табу заключается в том, чтобы никогда не связываться с той конкретной разновидностью удачи, которую олицетворяет Фортуна. Это настолько серьезное табу, что нам не разрешается даже входить в святилища Фортуны или других подобных божеств. Это не значит, что мы не уважаем Фортуну, — нет, мы всего лишь показываем таким образом, что хорошо осознаем, какие обязательства мы на себя приняли. Мы помним, что эти два рода удачи — два различных потока, никогда не смешивающихся между собой.


Толкования Рейвена Кальдеры

1. Из статьи "Дети пустоты: руны как духовные союзники"

Гебо/Гифу: Дарительница

Гифу показывается мне в образе северной домохозяйки — пухленькой, улыбчивой, в облаке светлых кудрей. Обычно она приносит какое-нибудь вкусное угощение или красивую безделушку, а иногда можно увидеть, как она сидит и сама делает кому-нибудь подарок. Вообще она любит дарить подарки, но ее следует благодарить, громко восхищаясь полученным даром, а не то продолжения не последует. Торговля ее не интересует; она не одобряет меркантильности Феху, хотя обе эти руны — духи изобилия. В мире Гифу люди дарят подарки потому, что им это просто нравится и они хотят сделать друг другу приятное; один подарок влечет за собой другой, и в так в конечном счете каждый получает все, что хочет. Если ей предлагают что-нибудь только из сознания долга, это ей не так приятно: Гифу очень субъективна и эмоциональна, и ей нужно, чтобы на ее щедрость отвечали таким же искренним чувством. Впрочем, она вполне довольствуется восторженными благодарностями и комплиментами, сделанными от чистого сердца. Ее можно призывать на помощь, когда вам нужно усилить свою хаминью (удачу) или восстановить фрит (мир) в общине, хотя не слишком эмоциональным людям иметь с ней дело сложно. Гифу любит чертоги мастеровых в Свартальвхейме и поля Ванахейма и живет попеременно то там, то там.

2. Из статьи "Путехождение с рунами"

Гифу, или Гебо, Руну Дара, можно использовать несколькими способами. Самое непосредственное применение в путехождении она находит как средство состройки перекрестков, если в этом возникает нужда. (Чтобы оставить вешку на перекрестке, используйте связанную руну, состоящую из Райдо и Гифу.) Кроме того, можно использовать ее в символическом смысле — чтобы вложить хаминью в дар, который вы кому-либо вручаете. Нанося Гифу на любой подарок, вы тем самым присовокупляете к нему небольшую часть собственной хаминьи, и так он становится гораздо более ценным. Хорошо работает она и как средство благословления даров. Кроме того, мне доводилось призывать силу этой руны, чертя ее в воздухе и произнося: «Вручаю тебе этот дар», — когда кто-нибудь отказывался принимать безвозмездный подарок (в основном из-за того, что не верил в его безвозмездность). От этого получатель обычно расслабляется и принимает дар более охотно. Разумеется, такой дар должен действительно идти от чистого сердца и не требовать никакой компенсации; если же вы втайне будете надеяться, что получатель в каком-то смысле станет вашим должником, это может лишить вас всех подарков, которые вы могли бы получить в будущем. Призывать Гифу таким способом можно лишь с открытым сердцем и без задних мыслей.

Чертить Гифу следует указательным и средним пальцами, сложенными вместе. С какой стороны вы начнете — неважно, но обе линии следует проводить сверху внизу. Цвет этой руны — розовый.


Толкование Яна Фриза

Гифу— седьмая руна древнеанглийской поэмы; в скандинавских рунических поэмах она не упоминается. Название этой руны означает «давать, дарить» (древневерхненемецкое geban, готское giban, древнеанглийское giefan, древнескандинавское gifa) и восходит к индоевропейским корням *ghab- — «хватать, брать, нести, давать» и *gheb- — «давать, брать». Любопытно, что в индоевропейских корнях сочетаются оба аспекта дарения — и «давать», и «брать». От этих же корней происходят английское gift и немецкое Gabe — «дар». Поза руны Гифу, которую нередко используют для сбросы избыточной энергии, символизирует раскрытие. Первый, изначальный акт дарения — это самоотдача: мы сами — это единственный дар, который мы можем принести всегда, даже если у нас больше ничего нет. Не исключено, что с руной X связаны древневерхненемецкие слова gebed, gibet и древнеанглийское gebed — «молитва». X — это еще и конек крыши, от *ghabholo- — «вилка, развилка дерева». Древние германцы обычно украшали коньки крыш резными головами животных, чаще всего драконов или коней. Один из вариантов этой руны, , по-видимому, представляет собой упрощенную свастику — огненное колесо. Кроме того, форма напоминает «волчий крюк» (нем. Wolfsangel): съедая мясо, подвешенное на крюк, волк попадался в ловушку.


Толкование Квельдульфа Гундарссона

Из книги "Тевтонская магия"

Звук в гальдре: geh-geh-geh (равномерное циклическое повторение; громкость плавно нарастает с переходом в звук eh и так же плавно уменьшается).

Буква: G.

[Дар] — для любого
гордость и похвала,
подмога и ценность;
он — как земля и богатство
для бездомных скитальцев,
не владеющих больше ничем.
— Древнеанглийская руническая поэма

Название руны Гебо переводили по-разному — как «дар», «гостеприимство», «щедрость» и «свадьба». И это название, и сама форма става говорят о том, что Гебо олицетворяет равновесный обмен теми энергиями, которые, по свидетельству руны Феху, проявлены в земном мире как богатство. Для древних германцев акт дарения заключал в себе очень глубокий смысл: процесс обмена формировал узы верности. Известный кеннинг правителя — «даритель колец» — указывал на обязанность вождя щедро делиться богатством со своими последователями. Принимая дар, человек тем самым присягал на верность дарителю. Для воина считалось позорным выйти живым из битвы, в которой погиб его «даритель колец». Нарушение этих священных уз всегда влекло за собой катастрофу, как, например, в финале «Беовульфа», где герой гибнет из-за трусости своей дружины, покинувшей его в битве с драконом. Виглаф, единственный из воинов, кто сохранил верность Беовульфу, упрекает остальных, напоминая о полученных теми дарах как внешних знаках уз, соединяющих дружинников и вождя. Те же представления отражены в речи Хьяльти из «Песни о Бьярки»:

С яростью шквала долг верности Хрольфу
В битве заплатим: дарил он дружине
Кольца, героев одаривал златом.
Бейтесь мечами, что вам даровал он,
В шлемах, в кольчугах, подаренных Хрольфом.
Выше щиты, ибо в схватке суровой,
Братья, пора отслужить за подарки! [Пол Андерсон, «Сага о Хрольфе Жердинке», пер. В. Дымшица, А. Иванова]

Кроме того, Гебо описывает обычай скрепления союзов между племенами посредством заключения браков или обмена заложниками — как правило, сыновьями вождей или знатных воинов. Заложник воспитывался в семье бывшего врага, но в случае предательства или нарушения мирного договора его убивали. Именно так — по обмену заложниками в знак окончания между асами и ванами — в Асгарде поселились Фрейр и Ньорд; асы же, со своей стороны, отправили к ванам Хёнира и Мимира. Принцип верности, основанной на обмене, действует на всех уровнях, как о том говорится в «Речах Высокого» (41—42, 48):

Оружье друзьям
и одежду дари —
то тешит их взоры;
друзей одаряя,
ты дружбу крепишь,
коль судьба благосклонна.

Надобно в дружбе
верным быть другу,
одарять за подарки;
смехом на смех
пристойно ответить
и обманом — на ложь.

Щедрые, смелые
счастливы в жизни,
заботы не знают;
а трус, тот всегда
спасаться готов,
как скупец — от подарка.

Щедрость, в чем бы она ни выражалась — в обмене дарами, гостеприимстве или в жертвоприношениях богам, — считалась одной из главных тевтонских добродетелей. Способность дарить — единственно возможный путь к обретению богатства, и не только потому, что подарки формируют узы верности: дарение помогает накапливать хаминью — ту силу, которая прирастает от достойных поступков. На этом представлении основываются строгие германские законы гостеприимства, как намекает на то руническая поэма. Благодаря этим законам бездомный скиталец мог рассчитывать на пищу и кров, что в холодных северных краях нередко было вопросом физического выживания, а хозяин, оказывавший гостеприимство, тем самым совершал достойный поступок и укреплял свое доброе имя.

Действие руны Гебо наглядно описано в эддических «Речах Гримнира». Фригг заявляет Одину, что конунг Гейррёд плохо обращается со своими гостями. Один бьется с ней об заклад, что это ложь, и отправляется в гости к Гейррёду, чтобы доказать свою правоту. Фригг предупреждает конунга, что к нему направляется злой колдун. Гейррёд приказывает схватить Одина и допрашивает его, но тот отказывается отвечать на вопросы. Тогда Гейррёд подвергает его пытке, привязав между двух костров. Юный сын, Гейррёда, Агнар, пожалев пришельца, подносит ему полный рог пива, и в благодарность за этот дар Один благословляет Агнара:

Восемь ночей
я в муках провел
без питья и без пищи:
лишь Агнар меня
напоил, и он будет
властителем воинов,
Гейррёда сын.

Счастлив будь, Агнар, —
тебе пожелал
Бог Воинов блага:
какую награду
выше найдешь ты
за влаги глоток! [«Речи Гримнира, 2—3].

Дар Одина Агнару — песнопение, в котором владыка асов излагает мистическую мудрость; и эта песнь, как уже говорилось в связи с руной Кеназ и инициацией короля/шамана, возводит слушателя в королевский сан и освобождает певца. В завершение своих речей Один обращает вредоносную силу Гебо против Гейррёда, отплатив злом за зло: споткнувшись, конунг падает на собственный меч и умирает, а новым конунгом становится Агнар.

Гебо управляет как религиозной практикой жертвоприношения богам, так и мистической работой, в которой практикующий приносит самого себя в жертву себе же — по примеру самого Одина, неоднократно поступающего подобным образом в своих поисках мудрости. В представлениях тевтонцев жертвоприношение — это не просто попытка умилостивить божество и не просто плата за его благосклонность; скорее, это скрепление личных уз любви и верности, связывающих героя с его божеством. Особенно отчетливо этот принцип выражен в историях одинических героев: либо Один сам выступает против своего избранника, чтобы забрать его в последнем бою, либо умирающий воин отмечает себя острием копья, заявляя тем самым, что приносит себя в дар Одину. В благодарность за победы, которые Один даровал им при жизни, одинические герои присоединяются после смерти к войску эйнхериев, чтобы в день Рагнарёка сражаться бок о бок с Одином.

В «Речах Высокого» содержится несколько упоминаний о жертвах, но самое примечательное из них — рассказ Одина о его испытании на Мировом Древе (138—145):

Знаю, висел я
в ветвях на ветру
девять долгих ночей,
пронзенный копьем,
посвященный Одину,
в жертву себе же…
…Хоть совсем не молись,
но не жертвуй без меры,
на дар ждут ответа.

Испытание Одина на ветвях Иггдрасиля и его расплата глазом за глоток из источника Мимира символизируют то самопожертвование, на которое всегда должен идти витки ради себя же самого. Это одна из основ инициатической смерти: нужно всегда быть готовым пожертвовать своими нынешними представлениями и состоянием сознания и бытия ради обретения мудрости более высокого порядка. Каждый поступок подразумевают расплату того или иного рода; приобретать, ничего не теряя, невозможно.

Гебо символизирует тот бесконечный обмен энергиями, посредством которого созидается все сущее. В данном отношении эта руна отвечает за сексуальную магию и «алхимический брак», в котором каждая из двух составляющих приносится в жертву ради создания чего-то третьего, что превосходит их обе (см. Дагаз).

Руну Гебо применяют во всех ситуациях равноценного обмена энергиями и, особенно, в тех случаях, когда требуется сформировать некую связь. Сила Гебо дарует дружбу, верность и гостеприимство.

Во вредоносной магии с помощью Гебо можно связать кого-либо нежелательными обязательствами или отплатить злом за зло.

Очень часто эту руну используют в «любовной магии». При правильном применении она помогает осознать суть любви как самопожертвования и уравновешенного союза.

В ритуальной практике руной Гебо представлены все обязательные платы: дар энергии или пищи, который маг подносит растению, прежде чем его срезать; кровь и сама жизнь витки, наделяющего жизнью руны; мед или эль, которым мы совершаем возлияния на алтари богов.

Применительно к инициациям Гебо означает то, что Ницше называл «нисхождением» (Untergehen), — отказ от всего, что мы есть, ради превращения во что-то высшее, как поступил сам Один в своем испытании на Мировом Древе. Если отбросить христианскую атрибутику, принцип действия Гебо можно обнаружить и в легенде о Парцифале.

В сочетании с другими рунами Гебо действует как организатор и координатор. Особенно наглядно это проявляется в комбинации с руной Феху: Гебо ограничивает ее силу и направляет на достижение уравновешенного блага, предотвращая неприятности, которые могут возникнуть, когда энергия Феху блокируется или устремляется в неверном направлении.

Из камней с Гебо ассоциируются изумруд, традиционный символ любви и верности, и нефрит, помогающий осознавать необходимость жертвы и подходящие моменты для жертвоприношений, скрепляющих наши отношения с богами и прочими духовными сущностями.


Толкование Кеназа Филана

Из заметок в блоге

В первобытном обществе охотников и собирателей принцип разделения пищи обеспечивал выживание всем членам племени. Благодаря этому те, кто был уже слишком стар для охоты или поиска съедобных растений, продолжали жить и могли передавать свои знания, опыт и историю своего племени следующим поколениям. В земледельческих общинах и поныне сохраняется обычай «постройки амбара», когда жители деревни помогают кому-либо из односельчан в строительстве, а тот взамен обеспечивает им еду и выпивку. Один из пяти столпов ислама — закят, пожертвования в пользу нуждающихся единоверцев, а стих 11:25 Книги Притчей Соломоновых напоминает иудеям и христианам, что «благотворительная душа будет насыщена, и кто напояет других, тот и сам напоен будет».

Обычай дарения в свое время немало способствовал развитию цивилизации и по сей день поддерживает нашу культуру и уровень жизни на высоте. Он укрепляет наши связи с ближними и обеспечивает нам определенные гарантии на черный день. Феху — это руна торговли, руна платы, которую работник получает за свой труд. Гебо же — руна подарков, которые вручают «просто так», а не в качестве платы. Но, как и Феху, она подразумевает обязательства и обмен; и, мало того, требования, которые предъявляет Гебо, подчас оказываются куда более обременительными, чем обычный счет за оказанные услуги.

Обмен дарами совершается на свадьбах в знак соединения двух семейств. Приданое и выкуп за невесту позволяли молодой супружеской паре поднять хозяйство, а в случае вдовства становились своего рода страховкой для выжившего супруга. Кроме того, они укрепляли прочность брачных уз: ведь в случае развода свадебные дары превращались в долг, подлежащий выплате. По некоторым другим законам и обычаям, вдовья часть переходила к наследникам, но при этом на них налагались определенные обязательства по содержанию вдовы.

При феодальном праве вручение даров скрепляло союзы. Сеньор мог вознаградить вассала за службу земельным наделом и правом собирать налоги с жителей этой земли. В некоторых случаях вассал мог передать этот надел своим наследникам в свободное владение. Наследники получали те же привилегии, но должны были соблюдать верность сеньору и нести перед ним определенные повинности. В случае измены сеньор имел право отнять пожалованный надел.

Еще одно проявление Гебо — дань, то есть регулярные выплаты деньгами, поставки людей или других ресурсов, которыми более слабый народ откупается от более сильного в обмен на гарантии ненападения. Фактически, выплата дани превращает побежденную страну в вассала страны-победительницы. Этот обычай помогает обеим сторонам избегать военных конфликтов, обходящихся слишком дорого. Но побежденному не следует забывать, что дань принимается лишь до тех, пока это выгодно победителю: как правило, требования к побежденным неуклонно растут, и на поверку выплата дани позволяет лишь отсрочить, но не предотвратить вооруженное нападение.

Кроме того, дары очерчивают границы социальной группы и определяют отношения между ее членами. Одни члены группы получают на праздники лишь символические подарки, а другим достаются гораздо более полезные и ценные дары. Допустим, своей супруге вы подарите на Рождество бриллиантовое колье, мальчишке-почтальону вручите десятку, а своему однокашнику, уехавшему в глубинку разводить коз, пошлете открытку. На работе, как правило, рождественские подарки дарят подчиненным, а не начальникам. А те, кто склонен критиковать политику «всеобщего благосостояния», особенно упирают на то, что социальные программы могут принести какую-то выгоду «нелегалам» (то есть, тем, кто не признан официально принадлежащими к Нашей Культуре).

В гадании Гебо обозначает союз того или иного рода; о том, во что вам обойдется и какие выгоды принесет это партнерство, поведают окружающие руны. Они укажут, кем вы лично выступаете в данном союзе: дарителем или получателем дара, — и намекнут на то, какая ответственность с этим сопряжена. На основе этой информации вы сможете принять решение, стоит ли игра свеч… потому что важнейший урок Гебо гласит, что за каждый дар приходится платить. Те, кто полагается на милостыню, попадают в тяжелую зависимость от дарителей: как напоминает нам Роберт Хайнлайн, «дармовой закуски не бывает». Тот, кто дает, рассчитывает получить что-то взамен — рано или поздно.

Перевод с англ. Анны Блейз

назад