Неоязычество/Сорита д’Эсте и Дэвид Рэнкайн/Геката: пограничные обряды (отрывки)/Глава 5. Voces Magicae
Сорита д’Эсте и Дэвид Рэнкайн
Глава 5. Voces Magicae

Sorita d'Este & David Rankine (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Латинское выражение voces magicae означает «магические слова». Так назывались бессмысленные, на первый взгляд, слова, встречающиеся во многих заклинаниях из «Греческих магических папирусов» и других текстов.

Некоторые из этих слов, по-видимому, произошли от старых божественных имен, а одной из самых древних и важных групп vocesmagicae были так называемые «эфесские письмена»[1]. Они представляли собой набор из шести слов: askion, kataskion, lix, tetrax, damnameneusи aision (или aisia). Полной уверенности в том, что эфесские письмена были связаны с Гекатой, у нас нет, хотя свидетельства в пользу этого имеются. Впервые, насколько нам известно, они упоминаются в микенской надписи V века до н.э.:

Эфесская кара ниспослана. Вначале Геката причиняет всевозможный ущерб владениям Мегары, а затем Персефона доносит о том богам. Все это уже так[2].

Немаловажно и то, что первые два из эфесских письмен включены в заклинание Гекаты из «Греческих магических папирусов» (PGMLXX.12) как часть более длинной последовательности vocesmagicae:

Askei Kataskei Eron Oreon Ior Mega Samnyer Baui Ohobantia Semne.

Третье и четвертое слова, LixTetrax, встречаются в иудейском протогримуаре II века н.э. — «Завещании Соломона» — как имя одного из демонов, которыми повелевал этот царь. Любопытно, что ангел, которому подчинялся этот демон, носит имя Азаэль, — в «Книге Еноха» он фигурирует как один из падших ангелов.

Пятое слово, damnameneus, использовано в «Заклинании медведя», в котором также упоминается Геката под именем «Бримо» (PGMVII.686—702). В дошедших до нас фрагментах раннего защитного заклинания на свинцовой табличке из Фаласарны (Крит) эфесские письмена соседствуют с выражениями, в которых Геката описывается как «Волчица». Еще одно свидетельство связи Гекаты с vocesmagicae в целом предоставляет египетская свинцовая табличка II или III вв. н.э., среди фрагментов надписи на которой сохранился следующий:

…факелы для Гекаты Энодии; богиня, грозным голосом возглашающая на чужеземном языке, ведет к богу[3].

Об эфесских письменах упоминает греческий поэт Анаксилай (IV век до н.э.): «…[некто] в кошелях шитых по кругу несет эфесские дивные буквы»[4]. Этим словам приписывались различные магические свойства, в том числе способность наделять носителей (особенно атлетов-борцов, как утверждают Евстафий, Фотий и «Суда») огромной физической силой, а также даровать защиту новобрачным (Менандр, фрагмент 371)[5].

Следует также отметить, что Плутарх, рассуждая о магической силе эфесских письмен, упоминает о демонах — сущностях, особо связанных с Гекатой:

…тем, кто одержим демонами, чародеи советуют произносить и повторять для себя вслух эфесские письмена[6].

Христианский богослов Климент Александрийский, учитель Оригена, в своем труде «Строматы» (начало III века н.э.) приводит предположительные значения эфесских письмен:

Пифагореец Андрокид говорил, что так называемые Эфесские письмена имеют символический порядок:

Askion, "лишенный тени" означает тьму, поскольку во тьме нет теней. Kataskion, "тень", означает свет, поскольку освещает тень, выявляет ее своими лучами. Lix означает землю, ее древнее название, а Tetrax — год, его четыре времени, Damnameneus — это Солнце, всем правящее ('o damnazon), а Aisia — истинный голос. Весь символ означает: «Все божественное образует космос, тьма для света, солнце для года, земля для того, чтобы дать начало всякому произрастанию»[7].

За последующие столетия voces magicae приумножились в числе и формах и породили «потомство» в виде так называемых варварских, или чужеземных, имен, встречающихся в средневековых гримуарах. Выделяется семь основных типов магических формул, включающих voces magicae:

  • геометрические фигуры (треугольники, квадраты, «крылья»), составленные из семи греческих гласных;
  • слова еврейского происхождения, оканчивающиеся на -эль и -от (корни, связанные с древнееврейскими божественными именами);
  • logoi — устойчивые последовательности voces mysticae[8];
  • палиндромы (например, ablanathanalba);
  • символы (иногда именуемые также charakteres — «печати, знаки»); 
  • voces mysticae — слова, совершенно не поддающиеся опознанию;
  • серии гласных — длинные последовательности гласных букв, иногда оформленные как геометрические фигуры.

Ввиду того, что Геката ассоциировалась с колдовством, очередное свидетельство в пользу ее связи с vocesmagicae находится в трагедии Еврипида «Ифигения в Тавриде». Готовясь принести Ореста и Пилада в жертву, Ифигения

…завопила.
Нам варварский послышался напев,
И будто их [пленников], колдуя, омывает...[9]

 Примечательно, что Ифигения связывается с Гекатой в «Каталоге женщин» (VIII—VI вв. до н.э.); в целом это произведение приписывается Гесиоду, автору «Теогонии», но авторство и датировка интересующего нас фрагмента остаются спорными. Речь идет о 71-м фрагменте, на который ссылается Павсаний:

…Гесиод в своих поэмах в «Каталоге женщин» говорит, что Ифигения не умерла, но по воле Артемиды стала Гекатой[10]

Ямвлих, теург III века н.э., отвечая философу-неоплатонику Порфирию, совершенно ясно высказывает свое мнение по поводу vocesmagicae:

Но почему же среди божественных знаков мы предпочитаем чужеземные родным для каждого человека? <…> необходимо пожертвовать своим родным языком ради родственного богам. Кроме того, поскольку их способ произнесения слов является самым древним, и в особенности вследствие того, что люди, познавшие первыми имена богов, передали их нам в сочетании с собственным языком как свойственным и подходящим для этих имен, мы сохраняем до сих пор неизменным божественный обычай их произнесения[11].

Итак, voces magicae использовали на протяжении многих веков и обращаются к ним даже по сей день, продолжая традицию, согласно которой разум надлежит ошеломить странными звуками, дабы подготовить его к преображению в ходе магического обряда.

Перевод с англ. Анны Блейз



[1]
«Эфесские письмена» (эфесские буквы, или знаки, — Efesia grammata), по преданию, были вырезаны на подножии, поясе или венце статуи Артемиды Эфесской; утверждалось, что в приведенном далее порядке они означают: «тьма», «свет», «земля», «год», «солнце», «истинный глас». 

[2] Надпись на камне, Микены, конец V в. до н.э. — Примеч. авт.

[3] Supplementum Magicum 49, свинцовая табличка ок. II—III вв. н.э. — Примеч. авт.

[4] Фрагмент из несохранившейся поэмы «Изготовитель лир». — Примеч. авт.

[5] Евстафий Солунский (ок. 1110 — 1198) — архиепископ фессалоникийский, ученый, знаток античности, автор комментария к Гомеру. Фотий I (ок. 820 — 891) — византийский богослов, патриарх Константинопольский, автор знаменитой «Библиотеки» («Мириобиблион»), содержащей пересказы и выдержки из многих античных текстов. «Суда» — византийский энциклопедический словарь X века. Менандр (342—291 до н.э.) — греческий комедиограф.

[6] Плутарх, «Моралии», 706e, начало II века н.э. — Примеч. авт.

[7] Климент Александрийский, «Строматы», V, VIII.45.2—3, рус. пер. Е.В. Афонасина.

[8] «Тайные (таинственные) слова» (лат.), см. ниже.

[9] Еврипид, «Ифигения в Тавриде», 1336—1338, рус. пер. И. Анненского.

[10] Павсаний, «Описание Эллады», «Аттика», XLIII.1, рус пер. С.П. Кондратьева.

[11] Ямвлих, «О египетских мистериях», VII.4, рус. пер. Л.Ю. Лукомского.

назад