Магия/Эндрю Д. Чамбли/Книга подготовки/Глава вторая: Священные орудия
Эндрю Д. Чамбли
Глава вторая: Священные орудия

Andrew D. Chumbley (c)
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Любая уединенная обитель послужит храмом. Ключи передаются из рук в руки и из рода в род повсюду — в лесу и на пустошах, в монастыре и в пещере, в келье и под сводами черепа. Знание может быть возвещено даже среди пошлой рыночной толчеи — но Истинные Тайны сообщить невозможно!

 

Образ и метафора

Поначалу стены в святилище голы и белы; пол пуст и не размечен никакими знаками. Пусть Божественный Художник войдет туда и растворится в этой пустоте, тождественной — аллегорически и прямо — той Пустоте, в которой созерцают Единую Грезу. Затем пусть завесит стены тканями темнейшего синего цвета: то будет Пустота, понесшая во чреве, — Материнское Лоно и Могильный Курган.

Вдохновившись видениями, вызванными медитацией в этом святилище, пусть Художник начертает на полу знаки своего Служения. То может быть круг или руна, веве[1] или янтра, — знаки любых традиций, выбор которых зависит лишь от того, каким тайным алфавитом пользуется Божественный Художник.

Следуя Пути Самозавораживания, сей Муж Искусства воздвигнет алтари, на которых соберутся идолы Великого Фетишизма — кости прошлых и будущих воплощений, орудия Искусства и символы Саббата. Забывшись в колдовском исступлении, он может случайно наделить плотью и То, о чем нам говорить не дозволено.

 

Алтарь автора: 

На главном алтаре установлено овальное зеркало, на оправе которого подвешены символы роста: корень в форме кривого когтя, веточка и три пшеничных колоска. Над зеркалом — композиция из веток с перьями павлина и змеиной кожей. По обе стороны от зеркала — медные подсвечники; слева — белая свеча, справа — черная. Перед зеркалом — деревянный ларец, символизирующий магическое ложе и заключающий в себе фетиши снов. Поверх ларца покоится Книга Искусства, а на ней установлен человеческий череп — погребальная урна предков и обитель души Неведомого Посвятителя. За зеркалом — потайная лампада с сальной свечой; вокруг нее разложены кривой жезл, причастная чаша, артам из звездного металла и вырезанный на меди пентакль. Вокруг всего этого на разной высоте располагаются различные Образы  — деревянные, металлические и живописные; все это — обители сонмов, дома святых и верных сотоварищей, жилища духов и добрых магистеллиев.

Перед главным алтарем стоит старинный, доставшийся по наследству круглый стол, на котором вырезан знак Восьмиконечной Звезды Саббатов. На каждом из лучей Звезды размещаются особые образы, фетиши и предметы, положение которых зависит от направления на точку Входа магических сил; все это в целом действует как сигил-фетиш великого магического круга Саббатов.

 

И вот слова Даймона: «Божественный Художник должен слушать, какие табу налагают на него родовые и тотемные фамильяры, и подчиняться им; он должен постигнуть способ подготовки священных орудий. Кто не сможет соблюсти эти тайные законы, тот недостоин идти Путем Магического Искусства».

 

Древо-фетиш

В центре своего Рабочего Места воздвигни Фаллос Земли — древо или деревянный шест, на котором ты будешь развешивать вместилища духов и фетиши своего колдовства. Какую древесину взять для шеста или же какое дерево выбрать в лесу, укажет тебе твой фамильяр или дух-покровитель. Вырежи на этом древе знаки и сигилы своих тотемных животных и развесь их кости и зубы, когти и перья, а также приметные камни и ритуальные маски.

Это древо-фетиш — Ось Бытия, центр Священного Танца. Это Столп Миров, по которому восходит и нисходит Колдун в Великом Сновидении; украшения его должны отражать твое личное понимание этого таинства и ублаготворять тех, кто охраняет пути между высотой и глубиной, между горизонтом и центром.

 

Жезл

Жезл— это скипетр божественной власти. Это пылающая ветвь, сорванная с Древа, пораженного Молнией; это схваченный по неведению Змей. По традиции, истинный жезл должен быть передан тебе твоим Посвятителем: он вверяется лишь достойному — тому, кто уже способен обращаться с ним мудро. Тому, кто посвящает себя сам, жезл вручается Законами Табу, а способ изготовления и подготовки этого орудия сообщают благие силы Фамильяра.

Есть две основных разновидности жезла: кривой и прямой — сокровенный и открытый.

Кривой жезл надлежит срезать в полдень одним ударом рабочего ножа, выбрав для этого день, благоприятствующий Мужу Искусства. Из деревьев для него подходит извилистая ива (Salix Tortuosa). Кору можно снять вручную; останется гладкая, белая ветвь волнистой формы. Видом подобная змее, она служит фетишем змеиных энергий нашего Искусства. На чешуях Змея начертаны буквы священного алфавита; соответственно, и на кривом жезле надлежит вырезать и выжечь сигилы твоих обрядов. Этот жезл раздвоен, как змеиный язык, и в месте развилки выжжен знак вечно отверстого Ока. Эти знаки поклонения ублаготворяют Душу Змея и связывают ее с твоим «Я». При помощи сокровенного жезла, созданного по образу и подобию Змея, Божественный Художник управляет силами Алогоса — неписаного Гнозиса и Тайной Воли «Я».

Прямой жезл — традиционное орудие откровения и посвящения. Это средство, при помощи которого Божественный Художник руководит и управляет энергиями Логоса — проявленных форм Гнозиса и Воплощенной Воли «Я». Древесину и другие материалы для его изготовления укажет Фамильяр в соответствии с принципами Священной Эстетики. Если Жезл предназначается для какого-либо особого обряда и призывания определенного потока силы, то изготавливать его следует из материалов, соответствующих этой силе. Таким образом, для конкретной и точной работы с разнообразными потоками Азота  Божественному Художнику может понадобиться несколько разных жезлов откровения.

 

Артам, или священный нож

Вот предание:

Минули Предначальные дни, когда Посвятитель одиноко почивал в Эфирах, и Дух пробудился для сотворения Человека. И взял он глину собственной плоти своей и росу ее, и вылепил Образ, и каменным Ножом, Священной Артаной, вырезал отверстия тела. И Огонь Духа изошел из Уст Древнего в средоточие каждой Звезды; и вошел тот Огонь в души блаженные и мудрые, — но и в души тех, кто связан заветом Мудрой крови, вошел тот Сокровенный Огонь Древнего. Души те переходят из облика в облик, навеки прикованные к Кругу Саббата клятвой своей Ведовской крови.

 

Вот заклинание:

Воздетым серпом луны пожинаю я ночи кровь —
Ночи, усеянной звездами; ночи, запятнанной алым.
Это чары святого Артама.
Тобой, Отворяющий Кровь, я отмечаю пути колдовства Азоэтии.
Силами воли, желанья и веры
В единстве со знаком твоим, что начертан в эфире,
Я провожу Квинтэссенцию от кумира к кумиру.
Я отмечаю пути собственных чар.
Тобой направляю Азот в тайну «Я».
Рассеки узы плоти.
В жертве даруй свободу сердцам невежд.
В любовном служенье даруй свободу сердцам умудренных.
Разорви покров вещества и границы формы.
Взору открой врата и пути для шествия духа.
Прими эту жатву звезд:
С небес низведи сиянье луны и солнца.
Прими урожай пустоты:
Тьму низведи с небес и воздвигни ночную Бездну.
В круге Земного Саббата свяжи все силы.
Возводить, призывать, изгонять — в этом воля святого Артама,
Ножа с рукоятью черной.
Древнейшим обличьем своим из камня и древа
Ты вершишь обряды Земли,
Круг земного Саббата возводишь
И изрекаешь слово всех теллурических сил.
Обличьем своим из металла падучих звезд
Ты обряды Неба вершишь, возводишь круг Эмпирея.
Обличьем своим из семи земнородных металлов
Семь лучей ты сплетаешь в один.
В обличье кинжала изгнанья,
Что скован из Древних костей, обагренных кровью,
И связует всех Семерых, ты вершишь Саббат преисподней;
Возводишь круг Теневой.
Это чары святого Артама.

 

И вот какими словами продолжается предание:

Те, кто созданы из одной лишь глины и не ведают тайны «Я», назначены в пиршество всей Природе. Из праха выходят они, в прах возвращаются. Они не из Братства нашей единой Священной Плоти — Тела, освященного Огнем Древнего Духа; они — невежды пред нашим Кругом Искусства. Посему их приносят в жертву Тому, что наделило их плотью.

 

Рабочий нож

Рабочий нож, именуемый также ножом с белой рукоятью, служит для подготовки орудий и других принадлежностей магического искусства. На лезвии его надлежит выгравировать сигилы твоего личного пути Колдовства и родной для тебя магической традиции.

 

Вот заклинание:

Творец фетишей! Нож с белой рукоятью, я пробуждаю тебя и собственной кровью моей оживляю тебя. Да направят духи твой путь по древу, кости и рогу, дабы привязывать к ним облики фамильяров! В тебе — колдовская сила Творца фетишей! Да утверждает твой Дух на всем веществе сигилы «Я»: клинок твой подобен перу писца. В тебе — колдовская сила Творца фетишей.

 

Чаша

Вот заклинание для постижения Чаши, изреченное Посвятителем:

Из Чаши Великой я лью для Тебя возлиянье —
первозданный Азот, могучий и плодовитый!
Это Море, хранящее звезды высот
и звезды глубин:
оно породило Яйцо; оно разлилось Потопом.
Это вода очищения, это кормящее млеко,
пот, несущий прохладу, и слёзы освобожденья.
Это кровь бытия. Как вино этой чаши в уста твои льется,
так и мой Поцелуй — благословенье мое, откровение Тайн.

 

Пентакль

Пентакль — это микрокосмическое отображение Работы Божественного Художника, поэтому он должен заключать в себе символы всех ее составляющих. Традиционный пентакль изготавливают из глины, воска или металла, изображая на нем звезду-пентальфу, которая символизирует равновесие между Землей, Воздухом, Водой, Огнем и Духом. Звезда заключена в круг — символ горизонта; вокруг него располагаются различные сигилы священного алфавита — пантеон обличий «Я», Колесом которого окружено средоточие «Я». Пентакль — это фетиш, символизирующий проявление Духа в Материи.

 

Писчее перо

Колдун черпает силы из собственной Смерти, совершающейся каждое мгновение — Сейчас! Длань его простирается за пределы живых и влечет серафима Танатоса во врата средоточия Круга. Из крыла сего Ангела Смерти он вырывает одно-единственное перо; омочив это святое Перо в крови собственного сердца, он начертает им знаки своего Мастерства в Великом Гримуаре Азота.

 

Вот заклинание:

О перо смертной птицы! Стань как перо из крыла Ангельского Павлина, перо из крыла серафима Таны[2], перо самой Истины из оперенья Сфинкса.
Стань как святое перо Писца, что избран богами.
Стань как перо в руке Посвятителя, в премудрости своей начертавшего и вручившего мудрым среди людей тайнопись нашего искусства.
О перо смертной птицы, принесенной в жертву этому древнему таинству,
освятись чернилами крови самого ведовства,
укрепись живым словом нашей магии.
О перо древних богов в руке человека,
преобрази незримое в явленное оку,
преобрази Алогос в Логос.
Да будет так!

 

Вервие

Вот заклинание для постижения Вервия, изреченное Посвятителем:

Окровавленной нитью ты связан и благословен.
Подвязка из тонкой ткани, мехов и кожи — сокровище наше с тобой, между тобой и мной; по лестнице многих узлов ты перейдешь через бездны.
Эти три суть одно Вервие Посвященья.

 

Фетиш

То, что обладает самоочевидной святостью, ибо освящено влечением, — это фетиш, предмет, силой любопытства освобожденный от мирской морали. Наделенный особой притягательностью Искусства, неизреченной красотой завораживающего соблазна, каждый фетиш служит вместилищем для некой силы или духа и требует в обращении с собою должного почтения. Посредством снов, знамений и прозрений открываются его законы, именуемые Табу, и законы эти надлежит неукоснительно соблюдать.

Камни с отверстиями, проточенными водой, бусины, кости, перья, раковины, куски древесины, похожие на живых существ, бутылки определенного рода и сосуды с начертанными на них сигилами, идолы и образы, исполненные духа, — всё это услаждает Длань, Око и Душу.

 

Магическое ложе

Вот слова для постижения ложа:

Ложе брака твоего с этими таинствами надлежит оснастить к полному довольству твоему, но иные устрояют его из терний и утесника — в том их отдохновение. Перьями Змея, Гаруды и Симурга, Ибиса и Сокола, Феникса и Лебедя и всякой птицы летающей наполни свою перину, и станут они перьями собственных твоих крыльев. Простыни да будут сотканы из шелка шелкопрядов и окрашены в цвета, сообразные обрядам твоим.

Как сказано здесь, так и сделай. Под опочивальней твоей да будут пустые покои. В этом пустом пространстве, прямо под спящим телом, надлежит разместить фетиши вкупе с амулетами и сигилами, относящимися к тому, что ты желаешь увидеть во сне. Эти покои можно разделить на отсеки, посвятив каждый угол сновидениям особого рода.

Когда ты уснешь, духи, обитающие в тех покоях, пробудятся и войдут в тебя и придадут тебе облик тотемного животного. Так ты отправишься в путь по Первозданной земле и будешь странствовать с Воинством Ночи.

Установи на алтаре в тех священных покоях ларец — символ магического ложа, — а на него возложи некий образ собственного «Я». В этом ларце зарождается Двойная греза — сон, в котором сознание пребывает в двух или нескольких телах одновременно. Это происходит само по себе: излишние размышления здесь будут только помехой.

 

Алтарь

Алтарь — это пиршественный стол, за которым боги восседают вместе с людьми. Он должен быть достаточно большим, чтобы на нем расположились орудия Искусства, и полым, дабы вместить в себя тайный идол Служения и те предметы, которые в данный момент не используются. По традиции, алтарь имеет форму двойного куба, или двойного ашлара[3], и, таким образом, служит основанием Незримого Храма.

 

Сигил: графическое выражение намерения

Сигил — это естественное выражение желания; образ уже исполнившейся, самопроизвольно осуществившейся воли; живая криптограмма того, что непременно произойдет; проявленная закономерность в системе вероятностей, созерцаемой магом. Это знак могущества, неразрывно слитый с Танцем всего живого; пути его движения — Отрезок и Дуга — пленяют чувства. Облик и форма его, извлеченные из чистых образов Азота, зримо являют самую суть Становления: они направляют силу к воплощению и удовлетворяют истинную природу желания. Форма его обретает всемогущество Смысла, насытившись на сладостном пиршестве Веры; поэтому уже в силу строения своего он движет сам себя и тем ускоряет неизбежное осуществление, принося себя в жертву во имя самореализации. Такова природа, форма и функция сигила.

Итак, познай дух сигила и путь, которым он идет к свершению своей задачи, ибо сигил — это живая сущность желания, сотворенная сосредоточением веры и одержимостью воли. Он вбирает в себя все энергии, потребные для роста, но стремится лишь к собственному удовлетворению и, таким образом, к Смерти.

Пример метода: наслаждение, освященное и усиленное во плоти, возжигает пламя благоговения и созерцания в горниле страсти, помноженной на страсть. На каждом пике наслаждения выводи сигил на передний план сознания, а затем всецело сосредоточь на нем внимание всех своих чувств в тот самый миг, когда взойдешь на высочайшую вершину экстаза, но прежде, нежели отдашься изнеможению. В провале изнеможения сигил забывается, но из тела вырывается наружу мощный поток освобожденной энергии. Этот поток несет в себе силы Предков, а подчас и дарует проблески Великого Видения.

Вот и всё: сигил гибнет в миг оргазма, в эоне экстаза; и этот союз любви и смерти влечет за собой воплощение желания и возрождение духа.

 

Вот слова для постижения сигила:

Восемь путей ведут к священному алфавиту колдовства, к той тайнописи, знаки которой — средоточия вселенской трансмутации, святилища бессмертных сил магического искусства.
Восемь путей стремятся зримо явить чистоту ее формы.
Каждый путь открывает одну ипостась священного Знания,
Ни один из путей не открывает его во всей полноте.
Иди путями Креста Саббатов — но не удаляйся от его средоточия.
В буквах священного алфавита сокрыт путь Танца.
Они таят в себе позы богов и ритмы силы.
По традиции, этих букв — двадцать две; их можно свести к одной, но в вариантах и тонкостях формы и смысла они бесконечны.
Кто свяжет Тебя? Легче коснуться Солнца!

 

Круг

Что до круга, то открою лишь заклинание, которое надлежит прочесть, когда ты будешь впервые чертить эту фигуру на избранном месте Работы:

Круг полной Луны, круга Солнца в полдень,
Круг горизонта Земли, круг семи звезд,
Защищай всех, кто будет в тебе работать,
Связывай все силы, возведенные и призванные здесь.
Служи мостом между мирами богов и людей; и да пребудет на тебе печать:
Сигил Кругового танца, Колеса Высокого Шабаша.

 

Итоги: провозглашение Живого Храма

Орудия магического искусства — это проводники энергий Эфирного «Я» и фетиши, способствующие его овеществлению. Их символический смысл черпается из тотемных обличий, принимаемых Божественным Художником, и из его представлений о Природе в целом. Способы их использования и изготовления всецело зависят от его врожденных творческих сил и возможностей. Именно священными орудиями Муж Искусства связывает свою волю и сводит ее в одну точку — не для того, чтобы пленить ее или стеснить оковами, но дабы сосредоточить и укрепить ее. (Потребность в орудиях определяется сугубо личными предпочтениями: сигилы дадут не худшие результаты, а для кого-то достаточно и собственного Тела как сосуда сил. Разумнее всего использовать такие методы, которые позволят взаимодействовать с магическими энергиями выверенным и точным, но интуитивным образом.)

Я шествую в избранном теле моем — святилище всех богов.
Я увенчан звездным огнем, обвивающим рога Древнего.
Нет во мне ни единой части, в которой бы не было «Я»[4].

Власы мои — вервия уз, бича и благословенья;
колосья жатвы, змеи страха;
венец полей — из листьев и цветов;
венец небес — та сеть, что связывает звезды;
как шелк шелкопряда, прекрасны, и как паутинка тонки.

Лик мой — солнце и полная луна,
круг горизонта и черное зеркало недр:
неисчислимые маски скрывают лик «Я» моего.

Череп мой — собор Единого Духа:
от меня — благословение, от меня — проклятие.
Ибо я — глас оракула.

Очи мои — два хрустальных шара сумерек: рассветных и закатных.
Ярки они, как Утренняя звезда, ярки, как звезда Вечерняя.
Зорче птичьего взор их, пронзают они все на свете.
Подношение «Я» моему: созерцать Красоту непорочную, что не увянет вовеки.

Уши мои — свидетели Истины, внемлющие тем, кто ее изрекает.
Подношение «Я» моему:
ритмы силы, слова призыва,
голос предков, оракул Могучих.
Да будет слышна им Музыка Небес, да будет дано Вдохновенье!

Нос мой — вожатай Великой Охоты,
чуткий, как у оленя и гончего пса. 
Подношение «Я» моему: все ароматы, что услаждают и возбуждают сердце.

Уста мои — храм змеиного языка,
пожиратель душ и приемлющая чаша.
Да изопью я из источника муз, да вкушу я от божественного пира,
да отведаю первых плодов, принесенных в жертву богам!

Руки мои — святилища Творения и Разрушения.
Кожа моя— облаченье Жреца и Жрицы.
Кровь моя — чернила Писания. Тень моя — мой Двойник.
Я — Богиня и Бог в слиянье Теней их:
Двойное подобие Сути Первозданного «Я».

 

Подготовительная эвокация и краткое содержание Саббатического обряда (изложенное в символах)

На месте встречи Трех, при свете Полной Луны,
О ты, Змея Zoa, Великий Сигил всего живого!
Пером из левого крыла я черчу тебя, левым оком созерцаю тебя.
Знаком Племени Хепеш[5] на севере
и всеобщностью Женской, порожденной Единой Ктеис,
мы призываем тебя, первозданная Богиня!

На месте встречи Четырех, при свете Черного Солнца,
О ты, Змей Azoa, Великий Сигил Смерти!
Пером из правого крыла я черчу тебя, правым оком созерцаю тебя.
Знаком Племени Ориона, силами Са[6]
и всеобщностью Мужеской, порожденной Единым Фаллосом,
мы призываем тебя, первозданный Бог!

Двойственность в Единстве: Перекресток един, но в символах его открывается двойственность, от природы присущая Единому Непрерывному Бытию, — Великий Двойной Дом.

(Неотвратимая сила Недвойственности проявляется в отсечении Близнеца: эманация «Я» из Бездны — «Я», лишенное «Я».)

Взыскуется преодоление Двойственности. Врата Недвойственности отмечаются Сигилом Звезды о Семи Лучах. Посредством обрядов, в которых Богиня соединяется с Богом, эта цель достигается во плоти. Это таинство сокрыто в символе Андрогинного Сфинкса.

 

Единица-«Я» между целыми числами / Перекресток в бесконечности: единый Знак Племени Сотис[7].

Единою Дланью, которая держит Перо Многоцветья, овладевает Дух Восьмого Луча — и так приходит магическая сила единого Посвятителя.

 

Здесь сокрыты «времена» саббатов и Восемь Врат Пространства.

 

КОНЕЦ КНИГИ ПОДГОТОВКИ: APHREN-I-MOUN-I-XO-XO-XO

Перевод с англ. Анны Блейз



[1]
Веве — религиозный символ в традиции гаитянского вуду, служащий изображением  определенного духа-лоа в ритуале и «манком», помогающим призвать его в физический мир. Для каждого лоа используется веве особой формы.

[2] Thane, от др.-греч. thanatos — «смерть» и имя бога смерти.

[3] Ашлар — в масонской традиции камень творения, обтесанный камень, на котором возводится дом или храм.

[4] Видоизменение традиционной формулы «Нет во мне ни единой части, в которой бы не было бога (или богов)», восходящей к египетской Книге Мертвых и использующейся в ритуалах Золотой Зари и Телемы. Нижеследующий текст представляет собой вариацию речи Осириса Ани, или Правогласного (умершего, оправданного на загробном суде и достигшего божественного статуса), которая изначально также находит применение в некоторых ритуалах западной магии; см., например, «Книгу 671, или Книгу Пирамиды» Алистера Кроули или «Ритуал тессеракта» (Эбони Анпу. Книга Сокола и Шакала. М.: Ганга, 2011, стр. 177) . В одном из своих изначальных вариантов эта речь выглядит так:

Мои волосы — волосы Нуна.
Мое лицо — лицо Диска [Ра].
Мои глаза — глаза Хатхор.
Мои уши — уши Упуата.
Мои губы — губы Анубиса.
Мои зубы — зубы Серкет.
Мои щеки — щеки богини Исиды.
Мои кисти рук — кисти рук Мендета.
Мои предплечья — предплечья Нейт, Владычицы Саиса.
Мой спинной хребет — хребет Сета.
Мой фаллос — фаллос Осириса.
Мои чресла (поясница, почки) — чресла Владык города Херабы.
Моя грудь — грудь Аа-Шафит.
Мои живот и спина — живот и спина богини Сехмет.
Мои ягодицы — ягодицы Ока Хора.
Мои бедра и голени — бедра и голени Нут.
Мои стопы — стопы Птаха.
Мои пальцы рук и ног — пальцы рук и ног Живых Богов.

[5] Хепеш — «ляжка быка», древнеегипетское название Ковша Большой Медведицы.

[6] Са (Сах) — в древнеегипетской мифологии персонификация созвездия Ориона.

[7] Сотис — древнеегипетское название звезды Сириус (альфы Большого Пса).

назад