Золотая Заря/Джон Уильям Броуди-Иннес/О ясновидении и путешествиях при помощи духовного зрения
Джон Уильям Броуди-Иннес
О ясновидении и путешествиях при помощи духовного зрения

Автор: John William Brodie-Innes
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Лучшая из теорий, объясняющих феномен ясновидения, основана на представлении о взаимосвязи между Человеком-Микрокосмом и Вселенной-Макрокосмом: первое считается уменьшенным отражением второго, подобно тому как в росном поле каждая крошечная росинка может в точности отразить деревья и горы, небо, облака, солнце и звезды.

Итак, все сущее в Космосе отражено или представлено в сфере чувственного восприятия, или акашической оболочке, человека. Следовательно, если бы человек мог осознавать отраженные или запечатленные в ней картины, то ему открылось бы фактическое или потенциальное знание обо всем сущем в Космосе. Если же далее допустить, что само время — не более чем иллюзия, а реальность в целом подобна необъятной картине, перед которой мы движемся, последовательно обозревая точку за точкой, чем и порождается иллюзия протекания времени, то из этого следует, что исчерпывающее и совершенное знание обо всем, что отражено в нашей сфере чувственного восприятия, должно включать в себя и полное знание о прошлом, настоящем и будущем.

Единственная причина, по которой мы не осознаём этого знания, заключается в неразвитости сенсориума, то есть физических областей головного мозга, связанных с органами чувств: они не способны в полной мере воспринимать образы, присутствующие в сфере чувственного восприятия. Но если в сфере каждого человека действительно содержится знание обо всем сущем, то в поисках этого знания следует устремлять взор внутрь себя, или, иными словами, прислушиваться к голосу интуиции.

Познай себя — и ты познаешь все сущее. Но поскольку мозг и органы чувств имеют физическую природу, то для осознанного восприятия образов, присутствующих в нашей акашической оболочке, прежде всего необходимо прибегнуть к физическим способам развития чувствительности. Самым же удобным и безопасным из способов такого рода является работа с символами. Все мы постоянно сталкивается с символами в повседневной жизни, но настолько привыкли к ним, что не обращаем на них внимания.

Например, для порочного и развратного человека непристойное слово или изображение, на которое случайно падает его взгляд, — не что иное как символ, порождающий целый сонм нечистых образов и мыслей. Влюбленному достаточно случайно услышать имя возлюбленной, или заметить цвет, который она предпочитает в одежде, или уловить знакомый аромат ее духов, чтобы она возникла перед его мысленным взором как живая, чтобы сердце его забилось быстрее, на щеках заиграл румянец и так далее. Солдату же при виде флага его страны или полка приходят на ум образы боевой славы, идеи верности, патриотизма и непоколебимого мужества.

Во всех этих случаях под влиянием символа мозг порождает те или иные идеи или образы, и если мы примем вышеизложенную теорию, то придем к выводу, что символ делает определенную часть мозга более чувствительной или, быть может, менее грубой, и в результате в ней пробуждается восприимчивость к образам, находящимся в соответствующей части сферы чувственного восприятия (усилить чувствительность мозга можно и другими способами — например, посредством гипноза или самогипноза; также она обостряется при одержимости, при некоторых заболеваниях и т.д.; но работа с символами остается самым надежным и эффективным средством).

Эта теория находит практическое применение: ее можно использовать для стимуляции ясновидения.

Многие хорошо известные и узнаваемые символы четко связаны с определенными областями сферы чувственного восприятия, а также с соответствующими областями Космоса и соответствующими участками головного мозга.

Прежде чем приступать к эксперименту, следует досконально изучать соответствия и значения используемого символа. Эти знания обеспечат мгновенное сосредоточение мысли, прилив жизненной силы, нервной энергии и крови к участку мозга, связанному с этим символом, благодаря чему чувствительность этой области заметно возрастет.

Возьмем, к примеру, карту таттвы Теджас. Знание о том, что она символизирует стихию огня, мгновенно стимулирует приток нервной энергии и крови ко всем центрам головного мозга, связанным с огнем, и непроизвольно вызовет в памяти относящиеся к этой стихии имена Божеств и Духов, известные экспериментатору. Для большего эффекта следует торжественно произнести эти имена вслух с мощными вибрациями. Если продолжать сосредоточенно вглядываться в символ, прикасаясь к нему соответствующим магическим орудием, символически связанным с тем же самым участком головного мозга, то стимуляция этого участка будет усиливаться. Наконец, все остальные области мозга отключатся и умолкнут, и сознание полностью сосредоточится на восприятии огня.

Таким образом головной мозг — сам физический орган — обретет повышенную чувствительность в данном отношении и сможет по меньшей мере смутно различить в сфере чувственного восприятия отражение макрокосмической идеи огня со всеми сопутствующими ей ассоциациями.

Ощущается это так, будто перед вами возникает окошко и вы выходите через него в новый мир.

В действительности же мозг — благодаря обострившейся чувствительности — попросту начинает воспринимать и осознавать идеи и образы, которые до сих пор были ему неизвестны.

Поначалу кажется, что все эти видения — не более чем плоды нашей фантазии; что мы всего лишь подбираем обрывки воспоминаний и чужих идей, встречавшихся нам когда-то в книгах, на картинах и т.д., и собираем из них мозаику. Но с опытом  довольно скоро убеждаешься, что эта новая страна, открывшаяся нашему осознанию, подчиняется столь же нерушимым природным законам, как и наш физический мир: мы не в состоянии созидать или разрушать в ней что-либо по своему усмотрению; схожие причины порождают схожие следствия; одним словом, мы в этой стране — только гости и наблюдатели, но никоим образом не творцы. И тогда приходит уверенность, что нашему восприятию действительно открылся новый и гораздо более обширный, нежели ранее, диапазон явлений, а именно — то самое, что обычно называют Астральным Миром или Астральным Планом.

Так мы получаем экспериментальное подтверждение вышеизложенной теории — подтверждение, которое, по всей вероятности, будет укрепляться и обогащаться с каждым очередным аккуратно проведенным экспериментом.

Мой личный опыт полностью согласуется с вышеописанной методикой. Когда я беру какой-нибудь символ, значение которого мне известно (например, таттвическую карту или карту Таро), первым делом я вспоминаю связанную с ним абстрактную идею — к примеру, идею огня или воды вообще. Затем мой ум настраивается на эту идею — скажем, на мысль о соответствующей стихии; я проникаюсь симпатией и устремлением к ней (не особенно сильным, но вполне ощутимым); затем начинает нарастать ощущение физических проявлений стихии (предположим, тепла, влажности и т.д.), причем особенно явственно представляются связанные с нею звуки (потрескивание огня, шум водопада, перестук дождевых капель). Все окружающее постепенно исчезает из поля моего внимания, посторонние образы и звуки исчезают, как будто все вокруг затягивается непроницаемой серой пеленой, поверх которой, подобно картинке под лучом волшебного фонаря, сияет изображение символа. (Полагаю, что это объясняется оттоком крови и нервной энергии от прочих центров мозга и соответствующим торможением их активности.)

После этого мое сознание как будто устремляется сквозь этот символ в миры, лежащие за ним, по ту сторону; хотя, как было сказано выше, более вероятно, что в действительности видения и картины оттуда поступают в стимулированные мозговые центры, а поскольку стимулом послужил символ и первым результатом стимуляции оказалось видение самого этого символа поверх пелены серого тумана, то следующим эффектом вполне естественно становится ощущение прохождения сквозь этот же символ. Все последующие впечатления можно уподобить созерцанию движущихся картин. Хотя в этом новом мире встречаются и существа, с которыми можно разговаривать, и животные, которых можно подчинить или привлечь к себе, но лично мне все это представляется не более вещественным, нежели картинки в кинетоскопе или звуки фонографа.

Однако после того, как чувствительность мозга и сила восприятия закрепятся на новом, более высоком уровне, на этой основе постепенно начинает развиваться способность иного рода, а именно — способность по-настоящему проникать в сцены, разворачивающиеся в подобных видениях, ощущать их вполне вещественными и, более того, по-настоящему что-либо делать в этих картинах и оказывать на них то или иное влияние.

Это, по-видимому, и есть то, что именуют Путешествиями при помощи Духовного Зрения.

Сводится ли это искусство к усовершенствованной способности воспринимать образы, заключенные в акашической оболочке, в нашей сфере чувственного восприятия, — или же оно представляет собой нечто иное и большее? Ответить на этот вопрос чрезвычайно трудно. Но личные мои впечатления от подобных операций таковы: вначале я начинаю смутно различать некую фигуру, движущуюся по ландшафту моей «новой страны», то есть Астрального Плана; затем я осознаю, что эта фигура — не кто иной, как я сам; и вот, постепенно, я начинаю как бы смотреть на мир ее глазами, ощущать окружающее органами чувств этого моего двойника. А затем приходит способность осознанно управлять его движениями, руководить его действиями, вселяться в него и уже в его теле посещать сцены и навещать существ, которых я прежде лишь рассматривал со стороны, словно в телескоп.

В целом впечатление такое, что мое Сознание переходит из собственного моего тела в тело этого двойника, которое я либо сам создал для этой цели, либо вызвал из своей Астральной Сферы, дабы оно послужило для меня временным вместилищем.

Однако более вероятным представляется другое объяснение. Поскольку в сфере чувственного восприятия отражаются все объекты материальной Вселенной, в ней должно содержаться и отражение материального тела самого экспериментатора. В таком случае нетрудно предположить, что это отражение можно отправить в путешествие по различным областям, представленным в сфере чувственного восприятия, — причем с такой же (если не большей) легкостью, с какой воля человека побуждает его физическое тело к путешествию по материальным местностям на земле.

Восприятие астрального плана подвержено всевозможным искажениям, возникающим, по-видимому, из-за дефектов сенсориума (физических областей головного мозга, связанных с органами чувств): схожим образом деформируются предметы, когда их пытаются рассмотреть сквозь стекло с изъянами. В результате без того, что ученые называют «поправкой на личные особенности наблюдателя», ошибки становятся неизбежными.

Исправить эти ошибки можно при помощи символов — по тому же принципу, согласно которому всякий символ стимулирует чувствительность мозга в соответствующем ему направлении. Символами различных свойств, присущих каждому человеку, выступают планеты; следовательно, символы планет можно использовать для исправления ошибок, возникающих в связи со свойствами, соответствующими этим планетам. 

В качестве примера подобной ошибки предположим, что ваши видения на поверку оказываются составленными из воспоминаний. В таком случае начертите сияющим белым  светом перед образом, вызывающим у вас подозрения, букву Тав — символ Пути Сатурна, «Великого в Ночи Времени»: под отрезвляющим и уравновешивающим влиянием этой планеты картина, всплывшая из памяти, исчезнет. Аналогичным образом буква Бет — буква Меркурия — устраняет плоды интеллектуальных заблуждений; Далет — буква Венеры — соблазны наслаждения; Гимел — буква Луны — результаты колебаний и сомнений; Реш — буква Солнца — иллюзии, возникшие вследствие высокомерия и гордыни; Каф — буква Юпитера — порождения фантазии, а Пе — буква Марса — ошибки, вызванные мстительностью, ненавистью и т.п.

Перевод с англ. Анны Блейз

назад