Поэзия/Фиона Маклауд/Плач по четырем городам
Фиона Маклауд
Плач по четырем городам

Автор: Fiona McLeod
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

 

Четыре города есть; их не видело смертное око, но знает душа: Гориас — на востоке, Финиас — на юге, Муриас — на западе, Фалиас — на севере. Образ Фалиаса — камень смерти, увенчанный бледным огнем. Образ Гориаса — разделяющий меч. Образ Финиаса — копье. А образ Муриаса — чаша, полная воды и тающего света.

— «Малая книжица великого волшебства»

От весенней звезды на востоке приходит ветер; от летней звезды, что на юге, — огонь; от осенней звезды на закате — вода; от звезды, озаряющей север, —  мудрость, молчанье и смерть.

— «Божественное приключение»

Было четыре города в мире: затонувший город Муриас, и город Гориас, и город Финиас, и город Фалиас.

— Древняя гэльская хроника

 

О, Финиас и Фалиас,
Куда они ушли?
В пучину моря Муриас
Сошел с лица земли,
И ветер стонет меж руин,
Где гордый Гориас
Каменьев свет во тьму струил
И, отгорев, угас.
Тускнеет золото венцов,
И тени кораблей
Скользят над шпилями дворцов,
Где спит в зеленой мгле
Забытый город Муриас, —
И только тишина
Хранит его печальный сказ,
Что отзвучал во времена,
Когда земля была юна, —
Печальный старый сказ.

Орлицы тень скользит в траве,
Где древний Финиас
Вздымался к звездам в торжестве,
И замер Фалиас
Навек под небом ледяным,
Одет в снега, укутан в сны,
Окован тишиной.
О чем вздыхает мрак ночной,
О чем стенает мгла?
Быть может, о любви моей,
Что не остыла с давних дней, —
Любви, что не прошла.

Ты слышишь колокольный звон,
Ты слышишь ветра стон?
То голоса былых времен —
Тех незапамятных времен! —
Они звучат вокруг меня, зовут со всех сторон!

Былую боль свою не помню боле:
Теперь я — дождь, блуждающий на воле,
Иль ветра тень в густых, высоких травах,
Где Темной Розой цвел мой Финиас;
Где из-под снега воздымает главы
Безмолвный Фалиас,
Я вею; иль волной плещусь без цели,
Колебля стебли бледные во мгле,
Над призраками башен обомшелых,
Где Муриас, приморский город белый,
Блистал, забытый ныне на земле.

 

Финиас

Сияньем факелов озарен, в короне юга пылает он —
Финиас, твердыня пожара,
И ярче солнца горит Копье, что разделило сердце мое,
в устах его медно-ярых.

И белым пламенем обвит, страж Ариас его хранит,
не знающий печали:
Гремит его смех среди дорог, куда ни человек, ни бог
вовеки не ступали.

Королевы вздыхали о Городе Дня, короли искали его огня,
мечтали о нем поэты,
Но только громче смех гремел, и жарче, жарче пламенел
Страж в одеянье света.

Ибо и край, что войной разъят, и королевы вдовий плат,
и мечты иссохшее древо —
Всё это факелы, что горят на стенах Финиаса в ряд,
града огня и гнева.

Постой, о Ариас, постой! Он был лишь грезою, мечтой, —
Пламенный Финиас…
Но поздно — страж воздел Копье и сердце сокрушил твое,
И вот ты здесь — сейчас!

 

Фалиас

Во льды закован Фалиас, и грезы его темны,
Но бледным светом падучих звезд блестят его бастионы.
И реют вороны над ним, как стяги древней войны,
Белым-белы, кружат они меж башен его зеленых.

О страсть крылатая моя, не в той ли белой стае
Ты вьешься птицею слепой без крова и гнезда,
Бежав от битвы роковой, от горечи скитаний
Туда, где больше не взойдет Рассветная Звезда?

Скажи, хранитель Мойриас, из снежной своей могилы:
Не там ли забытая страсть моя все ищет родимый дом
И вороном кружит, белым-бела, меж башен твоих застылых,
И в небе сполохи над ней горят ледяным огнем?

 

Гориас

В Гориасе — ларцы
Потускневшего злата,
Жемчуга и венцы,
Что сияли когда-то
В благовонных кудрях
Королев, обратившихся в прах.

На заре запоздалой
Тонет солнечный блик
В белом млеке опалов;
Из праха владык
Незапамятных лет
Облака переливчатых крыльев вздымает рассвет.

Гориас, мое сердце,
Золотая свеча,
Древний дом Эриаса,
Владыки Меча,
Где любовь моя пела —
Стынет бледное злато,
Хладны алые камни,
Что сияли когда-то;
Разбиты венцы королев стародавних;
Свеча догорела,
Угас
Заревой Гориас.

Этот вздох одинокий —
Не о нем ли? О, нет;
Мой любимый забыл
Отгоревший рассвет,
Гориас-на-Востоке,
В ножнах меч Эриаса почиет давно,
Нет возврата...
Состарилось сердце мое,
Но поет все равно:
«Гориас, город бледного злата».

 

Муриас

Укрыли волны Муриас:
В пучине погребен
Златой Кумир, и мерный пляс
Морских валов — как тихий звон
Колоколов, где погребен
Забытый Муриас.

Укрыли волны Муриас,
И блещет в глубине
Златой Кумир, и шум морей
Его баюкает во сне,
И спит меж бликов и теней
Мой город Муриас.

Укрыли волны Муриас,
И там, на самом дне,
Кумир внимает бегу дней, разбивших нам сердца,
Что отдал ты навеки мне,
А я — тебе, когда во сне
Почил наш Муриас.

Укрыли волны Муриас,
Где на заре времен
Душа моя твоей душе была обручена.
Неужто близок смертный сон,
И одряхлели мы, как он —
Наш город Муриас?

Укрыли волны Муриас:
В пучине погребен
Резной Кумир, и тихий плач
Молитвы нашей — точно звон
Колоколов, где погребен
Забытый Муриас.

назад