Поэзия/Уильям Батлер Йейтс/Озерный остров Иннисфри
Уильям Батлер Йейтс
Озерный остров Иннисфри

 

 

Автор: William Butler Yeats
Перевод и комментарии: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод и комментарии доступны по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Озерный остров Иннисфри The Lake Isle of Innisfree

Я встану и отправлюсь в путь на остров Иннисфри,
Из красной глины и лозы поставлю дом и стол,
Бобами грядки засажу по счету трижды три,
И стану жить один и слушать пчел.

И там придет ко мне покой, медлительным дождем
Сочась сквозь занавес зари на гладь озерных вод;
Там полдень пурпуром горит, а полночь — серебром,
И коноплянка вечером поет.

Я встану и отправлюсь в путь, куда меня зовет
И днем и ночью тихий плеск у дальних берегов.
На сером камне площадей, на тропке средь болот —
Я всюду слышу сердцем этот зов.

 

 

I will arise and go now, and go to Innisfree,
And a small cabin build there, of clay and wattles made:
Nine bean-rows will I have there, a hive for the honey-bee,
And live alone in the bee-loud glade.

And I shall have some peace there, for peace comes dropping slow,
Dropping from the veils of the mourning to where the cricket sings;
There midnight's all a glimmer, and noon a purple glow,
And evening full of the linnet's wings.

I will arise and go now, for always night and day
I hear lake water lapping with low sounds by the shore;
While I stand on the roadway, or on the pavements grey,
I hear it in the deep heart's core.

 

Остров Иннисфри на озере Лох-Гилл (Слайго, Ирландия)

 

Комментарии

  • Иннисфри (Inis Fraoigh — «Остров вереска») — небольшой островок на озере Лох-Гилл (графство Слайго).
  • Начальные слова стихотворения — «I will arise and go» — представляют собой цитату из английского перевода библейской притчи о блудном сыне. Соответствующий фрагмент в русском синодальном переводе: «Придя же в себя сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему» (Лк. 15:17—20; курсив мой — А.Б.).
  • «Бобами грядки засажу...»: исследователи предполагают, что образ бобовых грядок появился в этом стихотворении под влиянием главы «Бобовое поле» из книги Генри Торо «Уолден, или Жизнь в лесу» (см. ниже).

«Озерный остров Иннисфри» был впервые опубликован 13 декабря 1890 года в журнале «Нэйшнл Обзервер», а в 1892 году перепечатан в антологии Элкина Мэтьюза «Книга Клуба рифмачей».

В «Воспоминаниях о детстве и юности» (1916) У.Б. Йейтс приводит историю создания этого стихотворения:

«[В Лондоне] у меня были приятельницы, к которым я захаживал на чай, главным образом для того, чтобы обсудить свои идеи, которыми я не мог поделиться с другим мужчиной, не столкнувшись с какой-нибудь соперничающей идеей, но отчасти и потому, что их чай и тосты позволяли мне сэкономить несколько пенсов на автобус до дома; однако, за исключением этого доверительного обмена мыслями, с женщинами вообще я был робок и неловок. Однажды я сидел на скамье перед Британским музеем и кормил голубей; неподалеку уселись две девицы и принялись переманивать моих голубей, смеясь и перешептываясь; какое-то время я, кипя негодованием, смотрел себе под ноги, а потом встал и направился прямиком в музей, так и не повернув к ним головы. После я часто задавался вопросом: интересно, они были хороши собой или просто очень молоды? Иногда я тешил себя любовными историями, полными авантюр, в которых мне отводилась роль главного героя, временами провидел для себя путь сурового отшельничества, а порою, смешав два идеала, умерял это суровое отшельничество периодическим впадением в соблазн. Я все еще не расстался с мечтой, поселившейся в душе моей еще в отроческие годы в Слайго, — в подражание Торо поселиться на Иннисфри, маленьком островке посреди озера Лох-Гилл; и вот как-то раз, проходя по Флит-стрит в глубокой тоске по дому, я услышал тихий плеск воды, увидел в витрине какого-то магазина фонтан с мячиком, покачивавшимся на бившей из него струе, и стал вспоминать озерную воду. Из этого неожиданного воспоминания родилось стихотворение “Иннисфри”, первые мои стихи, в ритме которых зазвучало нечто от моей собственной музыки. Я уже начал расшатывать ритм, спасаясь от риторики и того стадного чувства, которое она вызывает, но в то время еще смутно и лишь от случая к случаю понимал, что для избранной мною цели годится исключительно простой синтаксис. Пару лет спустя я бы уже не использовал ни этот традиционный архаизм в первой строке — “arise and go”, ни инверсию в последней строке».

О своей «отроческой мечте», связанной с островом Иннисфри и влиянием Генри Торо, Йейтс упоминает ранее в той же автобиографической книге: «Отец прочитал мне какой-то отрывок из “Уолдена”, и я решил, что когда-нибудь поселюсь в домике на маленьком острове, который назывался Иннисфри и располагался напротив Слишвуда <...> Я думал, что, победив телесные желания и свою склонность к помыслам о женщинах, я буду жить, как жил Торо, в поисках мудрости. В деревнях рассказывали, что на этом острове когда-то выросло дерево, которое сторожило ужасное чудовище, а на ветвях его зрела пища богов. Одна девушка захотела узнать, что едят боги, и велела своему любимому убить чудовище и принести ей драгоценный плод. Юноша все исполнил, но по дороге обратно сам откусил кусочек от того плода; и, добравшись до берега, где ждала его возлюбленная, умер, не снеся его могучей силы. От горя и раскаяния девушка тоже откусила от плода и умерла. Уж и не помню, за что я выбрал себе именно этот остров - за его красоту или из-за этой сказки, но от мечты о нем я отказался лишь года в двадцать два или двадцать три».

В повести «Джон Шерман», опубликованной (под псевдонимом «Ганконах») в 1891 году, через несколько месяцев после этого стихотворения, Йейтс описал остров Иннисфри (под вымышленным названием "Иннискревин") в прозе: "Его скалистая сердцевина, густо поросшая кустарником, поднималась над уровнем озера футов на сорок. Когда жизнь и ее тяготы начинали казаться уроками, предназначенными какому-то мальчику постарше, а ему доставшимися лишь по ошибке, Шерман мечтал, как хорошо было бы уйти от всех на этот островок, построить там деревянную хижину и прожить хоть несколько лет без забот: днями кататься на лодке, рыбачить или полеживать на отлогих бережках,  ночами слушать, как плещет вода и что-то шелестит в кустах - полных, как всегда, неведомыми существами, - а поутру спускаться к воде и разглядывать узоры птичьих следов на влажном суглинке".

О связи «Озерного острова» с работой над «Джоном Шерманом» свидетельствует письмо Йейтса к Кэтрин Тайнен от 21 декабря 1888 года, в котором приводится ранняя версия этого стихотворения со следующим комментарием: «Одного из персонажей моей повести я заставил всякий раз, как он попадает в неприятности, мечтать о том, как он уйдет от всех и будет жить один на этом Острове, - собственная моя старинная мечта. Размышляя о его чувствах, я и сложил о них эти стихи».

В письме, датированном 30 ноября 1922 года Йейтс ответил ученицам Нортгейтской школы (Ипсвич), которые интересовались у него, существует ли остров Иннисфри на самом деле: «Многоуважаемые леди! Да, остров под названием Иннисфри действительно существует, и находится он на озере Лох-Гилл в графстве Слайго. Я жил в Слайго, когда был так же молод, как вы, и мне очень хотелось построить себе домик на этом острове и поселиться там навсегда. Позже я переехал в Лондон и, ужасно скучая по родным местам, сочинил стихотворение "Озерный остров Иннисфри"».

«Озерный остров Иннисфри» стал одним из самых известных стихотворений Йейтса. В числе ранних его поклонников оказался знаменитый писатель Роберт Льюис Стивенсон. 14 апреля 1894 году он написал с острова Самоа хвалебное письмо Йейтсу, в котором сообщил, что равное по силе впечатление на него производили только стихи Суинберна и «Любовь в долине» Джорджа Мередита. «Оно так нежно-старомодно, и воздушно, и безыскусно, и изысканно, и так красноречиво говорит от сердца к сердцу», - восхищался Стивенсон, а 15 июля того же года, в письме к У.Э. Хенли (1849-1903), лондонскому наставнику Йейтса, признавался, что никак не может выбросить это стихотворение из головы - оно «просто не хочет уходить». Йейтс ответил благодарственным письмом, в котором заметил, что «симпатии и антипатии наших собратьев по ремеслу, в особенности тех, кто достиг того совершенства в выражении, к которому сам ты еще только стремишься, - это и есть то, что побуждает нас работать; без этого проще было бы наслаждаться своими мечтами молча». К этому Йейтс любезно добавил, что «Остров сокровищ» был «чуть ли не единственной» книгой, которую прочитал за всю свою жизнь его дед-моряк, Уильям Поллексфен, и сравнил Стивенсона с самим Орфеем: «Голос, услаждающий трудолюбивых затворников в тиши кабинетов, но способный повергнуть в безмолвное восхищение и такого человека, как он, поражает мое воображение не меньше, нежели тот древний глас, что усмирял бушующие волны».

Популярность, которую приобрел «Озерный остров Иннисфри», и бесконечные просьбы продекламировать его, с которыми к автору обращались при каждом удобном случае, в конце концов утомили Йейтса. 20 июля 1901 года он признавался Роберту Бриджсу (1844-1930), будущему поэту-лауреату: «Честно говоря, я стал не на шутку ревновать к "Озерному острову", который оттеснил в тень всех остальных моих деток». 4 октября 1907 года в письме к своему другу Т. Стерджу Муру (1870-1944) Йейтс уже с неприкрытым раздражением упоминает об «этом чертовом Иннисфри», а ученица Йейтса Дороти Уэлсли (1889-1956) рассказывала, что и тридцать лет спустя поэт по-прежнему питал к своему знаменитому детищу такую же неприязнь: «Думаю, что он ненавидел все свои ранние стихи, но больше всего - "Иннисфри". Но однажды я все-таки упросила его прочитать это стихотворение вслух. Мучительное раздражение отразилось на его лице и не сходило до самого конца декламации. Тут я поняла, что именно "Иннисфри" его всегда просили прочитать в первую очередь. Свои поздние стихи он всегда читал охотно, так же как и стихи других современных поэтов».

Перевод с английского и комментарии Анны Блейз

назад