Поэзия/Уильям Батлер Йейтс/Двойное видение Майкла Робартса/Двойное видение Майкла Робартса (II)
Уильям Батлер Йейтс
Двойное видение Майкла Робартса (II)

Автор: William Butler Yeats
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Двойное видение Майкла Робартса (II) The Double Vision of Michael Robartes (II)

 

Среди седых камней предстали два:
Одна — смешенье женщины и льва,
Другой — как Будда: долу длань одна,
Вторая в освященье взнесена.

А меж двоими — дева в вихре грез;
Казалось, танец жизнь ее унес:
Она и здесь, за гробовой чертой,
Все грезила о пляске прожитой.

Я видел их душою, как во сне,
Но мне до смерти не прозреть ясней,
Чем в этот миг, когда передо мной
Пятнадцатая ночь взошла луной.

Одна, хлеща хвостом, очей сиянье
Струила на познанье и незнанье;
Ее недвижно вздетая глава
Являла разум в силе торжества.

Другой приник застывшими очами
К любви и нелюбви, но был печален
Его блиставший под луною лик:
Кто полюбил, тоски не утолит.

Ах, нет им дела до плясуньи той,
А ей — до них: в погоне за мечтой
Она, танцуя, мысль обогнала
И совершенством тела расцвела.

Что, как не слух и зренье, ум замкнет
В кругу людских волнений и хлопот,
Чтоб мысль, как заведенная юла,
На острие вращаясь, замерла?

И я увидел: каждый из троих 
Навек остановил единый миг
И, созерцаньем время низложив,
Был каждый мертв — но жив.

 Перевод с английского
Анны Блейз

On the grey rock of Cashel I suddenly saw
A Sphinx with woman breast and lion paw,
A Buddha, hand at rest,
Hand lifted up that blest;

And right between these two a girl at play
That it may be had danced her life away,
For now being dead it seemed
That she of dancing dreamed.

Although I saw it all in the mind’s eye
There can be nothing solider till I die;
I saw by the moon’s light
Now at its fifteenth night.

One lashed her tail; her eyes lit by the moon
Gazed upon all things known, all things unknown,
In triumph of intellect
With motionless head erect.

That other’s moonlit eyeballs never moved,
Being fixed on all things loved, all things unloved,
Yet little peace he had
For those that love are sad.

Oh, little did they care who danced between,
And little she by whom her dance was seen
So that she danced. No thought,
Body perfection brought,

For what but eye and ear silence the mind
With the minute particulars of mankind?
Mind moved yet seemed to stop
As ’twere a spinning-top.

In contemplation had those three so wrought
Upon a moment, and so stretched it out
That they, time overthrown,
Were dead yet flesh and bone.


назад