Поэзия/Алистер Кроули/Глаза фараона
Алистер Кроули
Глаза фараона
 

Автор: Aleister Crowley
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

  The Eyes of Pharaoh

В чертогах мрака, саваном одетый,
Сидел на троне мертвый фараон;
Рубины глаз его, как две планеты,
Горели злобой сквозь могильный сон.

Безмолвен и недвижен, точно камень,
Он восседал в узилище пелён,
И только глаз его свирепый пламень
Метался, отражаясь от колонн.

Как гаруспиций, ужасом объятый,
В крови закланной жертвы зрит, дрожа,
Крушенье судеб, рок царей проклятых,
И мор, и трус, и глад, и адский жар,

Так и в глазницах избранного Сетом
Пылала злоба против света дня,
Снедающая в вечности клевретов
Владыки преисподнего огня.

Да! некое чудовищное знанье
Таилось в пламенах его лица,
Как змеи, что клубятся в ожиданье
На ступенях подземного дворца,

И, озаренный призрачным свеченьем,
Белел во мгле его надбровный свод:
Так лунный лик ответом на моленье
Перед ливанским друзом восстает.

И повторяли гулкие колонны
Зловещую музыку адских сил —
Как потусветных систров перезвоны
В руках жрецов, восставших из могил.

И рвался черный воздух, рассеченный
Зловоньем смерти в злате опахал:
Так турок ятаганом золоченым
Живот нубийской девы распахал.

И, бесами воздушными развеян,
Ложился на язык тончайший прах
Порочных и изысканных царевен,
Почивших в незапамятных веках.

И, сверх всего, терзали осязанье
Безумной сарабандой ласк и мук
Незримых губ манящие лобзанья
И влажные касанья хладных рук.

И неофит, узревший лишь однажды
В очах царя чудовищную весть,
Пылал с тех пор неутолимой жаждой
На место посвященного воссесть.

Высоко вознеся свое стремленье,
Меж мудрецов и воинов один,
Увенчан этой думой, шел в сраженье,
Спускался в склеп, на башню восходил,

И, прах несметных воинств отрясая,
Взметнул кровавый факел до небес,
И огненные чары заплясали
Вкруг пирамиды — чуда из чудес,

Где царственный пришелец из-за гроба
Во тьму глаза горящие вперил,
Сверкающие ужасом и злобой,
Как трупные гнилушки из могил, —

И, се! ревущим пламенем одеты,
В агонии последнего суда
Его глаза — две алые планеты —
В бездонной тьме угасли навсегда.

Перевод с английского
Анны Блейз


Dead Pharaoh's eyes from out the tomb
Burned like twin planets ruby-red.
Enswathed, enthroned, the halls of gloom
Echo the agony of the dead.

Silent and stark the Pharaoh sate:
No breath went whispering, hushed or scared.
Only that red incarnate hate
Through pylon after pylon flared.

As in the blood of murdered things
The affrighted augur shaking skries
Earthquake and ruinous fate of kings,
Famine and desperate destinies,

So in the eyes of Pharaoh shone
The hate and loathing that compel
In death each damned minion
Of Set, the accursed lord of Hell.

Yea! in those globes of fire there sate
Some cruel knowledge closely curled
Like serpents in those halls of hate,
Palaces of the Underworld.

But in the hell-glow of those eyes
The ashen skull of Pharaoh shone
White as the moonrays that surprise
The invoking Druse on Lebanon.

Moreover pylon shouldered round
To pylon an unearthly tune,
Like phantom priests that strike and sound
Sinister sistrons at the moon.

And death's insufferable perfume
Beat the black air with golden fans
As Turkis rip a Nubian's womb
With damascened yataghans.

Also the taste of dust long dead
Of ancient queens corrupt and fair
Struck through the temple, subtly sped
By demons dominant of the air.

Last, on the flesh there came a touch
Like sucking mouths and stroking hands
That laid their foul alluring smutch
Even to the blood's mad sarabands.

So did the neophyte that would gaze
Into dead Pharaoh's awful eyes
Start from incalculable amaze
To clutch the initiate's place and prize.

He bore the blistering thought aloft:
It blazed in battle on his plume:
With sage and warrior enfeoffed,
He rushed alone through tower and tomb.

The myriad men, the cohorts armed,
Are shred like husks: the ensanguine brand
Leaps like a flame, a flame encharmed
To fire the pyramid heaven-spanned

Wherein dead Pharaoh sits and stares,
Swathed in the wrappings of the tomb,
With eyes whose horror flits and flares
Like corpse-lights glimmering in the gloom

Till all's a blaze, one roar of flame,
Death universal, locked and linked: ---
Aha! one names the awful Name ---
The twin red planets are extinct.

назад